В Чечне будут судить бандита, похитившего астраханских детей

Астрахань, 14 ноября 2012г.

Боевик требовал с родителей миллион долларов

В Верховный суд Чеченской республики направлено уголовное дело в отношении грозненца Хизира Алсабекова. Его обвиняют в похищениях людей, вымогательстве и разбое. В 1999 году он участвовал в похищении двух девятилетних девочек из Астраханской области. За возвращение детей бандиты требовали миллион долларов. Родители одной из девочек рассказали Каспий.инфо, как удалось вызволить детей из плена, как живут девочки сейчас и чего им стоили полгода в чеченском плену.

Дети на миллион долларов

По мнению родителей пропавшей в 1999 году Сауле Утегеновой, тогда в Черноярском районе Астраханской области у боевиков из Чечни был своего рода курорт. Навоевавшись в родных краях, они приезжали на волжские берега отдохнуть. И присмотреть себе жертвы. Утегеновы уверены, что кто-то из местных «дал наводку» на них бандитам: 13 лет назад Сергей и Алексей Утегеновы вели совместный бизнес — владели в Енотаевке пекарней и несколькими магазинами, поэтому злоумышленники сочли семью обеспеченной и решили подзаработать на похищении детей предпринимателей.

Реализовать намеченное бандиты решили 19 мая 1999 года. И начали с детского сада. В группу, которую посещал пятилетний сын Сергея, пожаловал гость. В «тихий час» он обратился к воспитателям с просьбой разбудить и проводить к нему «племянника». Однако мальчика в этот день не было в саду – родители оставили его дома из-за проливного дождя, решили поберечь ребенка дома в непогоду. «Родственнику» пришлось удалиться ни с чем.

Позже бандитов видели у местной школы. Там они подкарауливали старшую дочь Алексея Утегенова Сауле. Увидев девочку, шедшую домой с подружкой, похитители остановились.

— Они попросили нас сесть в машину и показать им, где живут Утегеновы. Я сказала, что могу объяснить, где наш дом, но в машину мы не сядем, — вспоминает Сауле. — Тогда один из мужчин вышел, затолкал нас в автомобиль, и нас увезли. Мы были в ужасе, кричали, но, разумеется, им это никак не помешало.

Машину гнали в Чечню. Школьные рюкзаки девочек потом нашли в районе калмыцкого Цаган-Амана — их бандиты выкинули из авто.

Преступные промыслы

Разумеется, об исчезновении детей в тот же день заявили с милицию.

 — Заявление у нас приняли, забрали все фотографии Сауле, что были в доме. И больше никакого результата от милиции не было, — вспоминает мама похищенной девочки, Лариса Утегенова. — Словами не описать, что мы пережили. Я тогда ждала младшую дочь, была на седьмом месяце беременности. От горя мне было так плохо, что я не могла ходить, говорить. Врачи кололи мне препараты, и я все время спала. Только это и спасало меня. А еще поддержка родных. Со мной всегда кто-то был дома, мы сидели вместе, ждали звонков от бандитов.

Похитители дали о себе знать ровно через 40 дней после пропажи детей.

 — Позвонили на мой мобильный, номер определился как московский, бандиты скорее всего со спутникового телефона звонили, — рассказывает Алексей Утегенов. — Они велели за месяц собрать миллион долларов. Говорили, если не будет денег, девочек будем присылать по частям.

Сомневаться в серьезности угроз не приходилось — все прекрасно знали о случаях, когда бандиты воровали детей, потом отрубали пальцы, уши и присылали родителям. Утегеновы стали собирать деньги.

 — О нашей беде многие были наслышаны, приходили и сами приносили деньги, всем им мы очень благодарны, — говорит Алексей. — Мы собрали все, что могли, и начали переговоры. Старались объяснить, что той заоблачной суммы, которую они требовали, просто нет.

Для переговоров с похитителями в Чечню отправляли делегации из местных чеченцев. Они вернулись ни с чем — бандиты настаивали на своем. Еще несколько поездок самых разных переговорщиков также окончились ничем. Бандиты продолжали звонить с угрозами.

— Тогда я решил, что надо ехать самому. Всего я ездил на переговоры девять раз. Иногда со мной вообще не разговаривали, я уезжал. Только когда федеральные войска стали наступать, бандиты стали сговорчивее, снизили сумму выкупа и наконец договорились о дате передачи нам детей, — вспоминает Алексей.

Вместе с ним в Чечню всегда ездили друзья и сотрудники местного СОБРа: был велик риск самому предпринимателю попасть в плен.

30 октября 1999 года на границе с Чечней передача денег наконец состоялась. Алексей и Сергей Утегеновы отдали 52 тысячи долларов и вернулись на российский блог-пост.

 — Мы отдали деньги около девяти часов вечера и надеялись, что нас не кинут. Всю ночь мы просидели на месте, где состоялась встреча. И только на рассвете заметили, что к нам едет машина. Девочек нам вернули: худых, голодных, бледных, запуганных, покрытых коркой грязи и вшами. На голове не было места, не покрытого насекомыми, — говорит Алексей Утегенов. — Кстати, первое, что сказала Сауле, было: «Папа, а мама не будет ругать меня за то, что я в школу так долго не ходила?». Я тогда заплакал.

 

Враги без границ

Группировка Бараева, в которую входил Хизир Алсабеков, была хорошо вооружена и имела собственный транспорт. Как рассказали «Комсомольцу Каспия» в следственном управлении следственного комитета РФ по Чеченской республике, в феврале 1999 года «объединенные по родственным признакам» члены бандгруппы, специализирующейся на похищениях людей, енотаевские школьницы были не последними жертвами боевиков. Следующей стала жительница Краснодарского края, которая рискнула на своей машине приехать к знакомому в Грозный, и предприниматель из чеченской столицы, занимавшийся перевозками людей на собственном автобусе. Наличие собственного транспорта было расценено членами бандгруппы как хорошее материальное положение и, соответственно, возможность заработать на выкупе. В результате у обоих бандиты отобрали машины, а с женщины еще сняли золото. Похищенных бандиты перевозили по республике, держали в различных населенных пунктах «в нечеловеческих условиях, в том числе в полуподвальных помещениях и железных клетках» без вентиляции, куда просто спускали шланги для воздуха. Передвижения во второй половине 1999 года были связаны в основном с линией наступления федеральных сил. Последних пленников бандиты в декабре 1999 года просто бросили в одном из подвалов Шали.

По данным следствия, находясь в составе банды, Алсабеков принимали непосредственное участие во всех операциях банды. Ему отводилась роль перевозчика и охранника похищенных.

Задержали Хизира Алсабекова только в феврале этого года в Грозном. Сейчас по решению суда он находится под стражей. Дело в отношении бандита направлено в Верховный суд Чеченской Республики для рассмотрения по существу.

Постоянные читатели «Комсомольца Каспия», несомненно, помнят эту страшную историю. О похищении енотаевских школьниц мы подробно писали в номере 85 от 3 ноября 1999 года. Напомним, что в разгаре была так называемая вторая чеченская война, активная фаза которой продолжалась с 1999 по 2000 год. Признаться, тогда мало кто надеялся, что похитители детей будут когда-нибудь наказаны. Сейчас Утегеновых привлекают как свидетелей в судебных разбирательствах над бандитами. Из 15 членов банды Бараева непойманными остаются двое. При этом срок давности по особо тяжким преступлениям, к которым относятся похищения и вымогательства, составляет 15 лет.

Полгода голода и слез

Сауле Утегенова и Ольга Щербакова провели в чеченском плену полгода. Пережитое сказалось на здоровье Сауле — начались проблемы с сердцем, значительно ухудшилось зрение.

— И, конечно, она долго не могла справиться с перенесенным стрессом. Поначалу все никак не могла наесться — кушала и складывала возле тарелки хлеб горкой. На него сверху клала руку, чтобы никто не забрал, хоть мы и не пытались, — со слезами вспоминает мама Сауле. — Еще она собирала дома продукты в пакет и несла их Оле. Пару месяцев они обе вот так вот запасались, вспоминая голод.

Сейчас девушки вполне благополучны: Сауле получила образование юриста, поступила на факультет экономики одного из волгоградских вызов, вышла замуж и ждет ребенка. Ольга также получила образование юриста, живет и работает в Енотаевке.

Сауле Утегенова:

 — В Чечне нас несколько раз перевозили, прятали в разных местах. Первые время мы жили в очень бедной семье, они всем говорили, что мы их родственники, держали нас взаперти и очень плохо кормили — в день давали чашку чая и лепешку. Дети из этой семьи над нами издевались. Еще мы жили в Грозном, на седьмом этаже полуразрушенной бомбежкой многоэтажки. Там было очень холодно, мы постоянно простывали. Было время, нас держали в подвале. Но мы всегда знали, что родители нас не бросят, я верила, что папа приедет, что он меня не оставит.

Источник: Каспий.Инфо