Астрахань глазами итальянок

Астрахань, 14 января 2012г.

— Девушки, на каком языке вы говорите?

— Вы с Кавказа или из Калмыкии?

— Нет, не может быть! Я видела итальянок только в кино!

Такими удивлёнными возгласами встречают Розанну, Лючию, Анну и Веронику местные жители. «Зачем вы приехали в Астрахань?» — спрашивают они. Ещё бы, ведь итальянки в провинции — это что-то уму непостижимое.

Розанна Мартуччи, Лючия Амадори, Анна Гуидолин и Мария Вероника Ромео приехали сюда не в качестве туристок. Студентки Венецианского университета Ка Фоскари (Ca‘Foscari) проходят стажировку и пишут дипломные работы на базе Астраханского государственного университета.

Я знала, что русские завоевали Астрахань в 1556 году…

У Анны был выбор: Москва или Астрахань. Девушка приехала сюда не только потому, что уже была в столице. Магистрантка факультета международных отношений заинтересовалась историей Астраханского края и решила писать дипломную работу, в основу которой ляжет сравнительный анализ старых и новых этносов. «Я знала, что русские завоевали город в 1556 году и раньше эта территория не принадлежала им», — рассказывает Анна.

Первое, что увидела девушка, когда прилетела ночью, — безлюдные тёмные улицы. «Куда я попала?» — подумала она. Но при свете дня Астрахань уже не казалась ей такой пустой и угрюмой. Особенно впечатлили центр и кремль. А вот обычные городские улицы не нравятся Анне и сегодня. Она считает их слишком грязными и запутанными. «Ещё не понимаю, почему здесь так много старых разрушенных домов. Почему их не сносят? Почему трубы, по которым идет горячая вода, находятся не под землёй? Почему в студенческой столовой каждый день одни и те же блюда? Почему русские до сих пор носят золотые зубы?» — вопрошает итальянка. И ещё много таких «почему», на которые я не всегда могу дать ответ.

Анна вспоминает первый снег. Она шла по улице и дважды упала. И не было радости в её мыслях: «Неужели так будет всю зиму?» А вот для Вероники, напротив, снег — это чудо. Там, где она родилась (остров Сицилия), его никогда не бывает.

В нашем городе синьорина Гуидолин сделала для себя несколько открытий: маршрутка, вареники (которые она часто называет вареньем) и свободное выражение религиозных взглядов. «В Италии не говорят так открыто о своём вероисповедании. Здесь, наоборот, водители маршруток вешают на зеркало предметы религиозной символики», — замечает девушка.

— Хотела бы ты ещё вернуться в Астрахань? Почему?

— Да. Мне нравятся Большие исады. Там я чувствую себя как в Азии. И степь нравится. Для нас это очень необычный пейзаж. А ещё только здесь я осознала, что нужно много времени, чтобы понимать русских.

Два случая будут греть ей душу

 «Когда я вернусь в Венецию, то буду вспоминать маршрутку и фразы «Передайте, пожалуйста» или «Остановите где-нибудь здесь», — сказала Лючия итальянским подругам. На её страничке на Facebook альбом с астраханскими фотографиями называется «Остановите где-нибудь здесь». Для девушек странно, что люди выходят не на остановках, а там, где им удобно. В разговоре Лючия призналась, что и сама так однажды сказала.

— Что тебя здесь удивляет, кроме маршруток?

— Почти все девушки ходят на каблуках и много за собой ухаживают. В Италии предпочитают удобную одежду и обувь. Короткие юбки и высокие каблуки уместны на вечеринке или дискотеке. Ещё мы заметили, что здесь много зеркал. Например, в университете.

— А как насчёт кулинарных открытий?

— О да! Я попробовала уху, сгущёнку и оладьи.

Лючия приехала в Астрахань накануне Дня города. Вместе с Анной и французской студенткой Вирджини они гуляли в центре. А потом однокурсница последней пригласила их в гости. Лючии понравилось, что люди разных национальностей общаются друг с другом и живут на одной территории. Она увидела, что все местные очень приветливые и гостеприимные. Однако спустя некоторое время у неё сложилось впечатление, что астраханцы никогда не общались с европейцами. «Они не понимают, как трудно говорить иностранцам по-русски. Когда мы делаем ошибки, грубо исправляют нас и смеются. Русские думают, что в мире существует только их страна. Например, когда я пришла в банк, кассир спросила, почему у меня нет паспорта на русском языке», — говорит девушка.

Слава богу, что не только недобрые воспоминания увезёт с собой Лючия. Два случая будут греть ей душу. Вот один из них. Дело было в маршрутке. Девушки разговаривали по-итальянски. Одна женщина пыталась угадать, откуда они приехали. Она называла Кавказ, Калмыкию и другие республики, но не могла поверить, что перед нею европейки. «Она просто влюбилась в нас. Взяла номер телефона и пригласила в гости», — рассказывает Лючия. Второй случай не менее приятный. Лючия и Розанна катались по льду на реке. К ним подошли ребята и предложили коньки. «Мне было очень приятно, что дети проявили к нам интерес. Они спросили, откуда мы приехали, и удивились, что из Италии. Ещё я никогда не могла подумать, что по реке можно ходить так же просто, как по дороге», — признается итальянка.

— Хотела бы ты ещё вернуться в Астрахань?

— Да, летом на курсы русского. Мне нравится преподавать родной язык студентам. А ещё здесь я была волонтёром в доме-семье и помогала нуждающимся людям.

Я всегда думала, что русские очень воспитанные

За время общения с итальянками никто не спросил столько раз «почему», как Вероника.

— Что ты знала о городе раньше?

— Недалеко от Астрахани, в Калмыкии, родился Велимир Хлебников.

Магистрантка факультета иностранных литератур и языков очень любит Достоевского и Маяковского. Она хочет читать их в оригинале, но уровень владения языком пока не столь высок. Обедая пастой или распивая чай с оладьями, мы часто говорим о литературе.

Профессоресса Ромео (так мне хочется её называть) преподаёт здесь итальянский. Она в меру строга, в меру требовательна. Вероника часто спрашивает, почему студенты не подготовились, списали сочинение из Интернета или вообще не пришли на занятие. «Как можно на четвёртом курсе не уметь правильно читать? Вместо «о» произносить «а»?» — вопрошает она. Ей невдомёк, что в российских вузах можно всё.

В разгаре очередной беседы Вероника выпалила:

— Я всегда думала, что русские очень воспитанные!

— Теперь так не думаешь?

— Нет!

— На твоё представление повлияла русская классика. Но дворянского сословия давно нет.

— Может быть. Сейчас я вижу, что некоторые люди у вас грубые, недоверчивые и очень закрытые. А ещё меня много обижали.

Обычно в России говорят (скорее, кричат) так: «Почему поднялись в куртках на третий этаж? Вы что, не знаете, что гардероб на первом этаже?» А вот как в Европе: «Девушки, гардероб находится на первом этаже. Спуститесь и сдайте одежду». Рядовой случай в маршрутке: у вас нет мелочи, у водителя — сдачи: «Выходите! Выходите! Выходите, говорю вам!» А почему нельзя как в цивилизованном мире: «Девушка, у меня нет размена, пожалуйста, выйдите». Вот и Вероника спрашивает «почему», а я думаю, как же ей объяснить, что это, к сожалению, свойственно нашему менталитету.

«Конечно, не все такие, но многие», — настаивает она на своём. А я прошу не стричь всех под одну гребёнку. И вот итальянка вспоминает Евгению Ефремову, с которой познакомилась в магазине. Женщина пригласила Розанну и Веронику в гости. Угостила борщом, имбирным печеньем и чаем. «Может быть, она такая добрая, потому что из Калининграда?» — вдруг спросила Вероника.

— Ты бы хотела ещё раз приехать в Астрахань?

— Да, я бы вернулась сюда и побыла подольше. Только сейчас я поняла, что не только люди виноваты в таком поведении, на то есть исторические и социальные причины. А ещё я бы хотела писать диплом о Хлебникове.

Думая об Астрахани, я буду вспоминать тот день на Больших исадах

Собираясь в Астрахань, Розанна знала, что здесь течёт Волга и где-то недалеко бродят верблюды. Река не столь сильно впечатлила девушку, а встретиться с парнокопытными ей так и не удалось. Зато на нее неизгладимое впечатление произвели наши Большие исады. «Меня всегда привлекают рынки. Они говорят о городе правдивее, чем достопримечательности. Конечно, мне очень нравится кремль, но ещё больше — обычные городские улицы», — рассказывает она.

Самое привлекательное для Розанны в городе — его многонациональность. Знакомясь с местными татарами, казахами и кавказцами, девушки думали, что они иностранцы, и спрашивали, откуда те приехали. «Мы не могли даже представить, что в одном регионе живёт столько людей разных национальностей», — удивляется Вероника.

— А чем же тебе так нравятся Большие исады?

— Там можно поговорить с разными людьми. Когда я в первый раз «посетила» рынок, то увидела старика в меховой шапке. Он продаёт шерсть и разные вещи из неё. Я хотела фотографировать, много фотографировать. Ничего подобного не видела раньше.

Был у Розанны и более запоминающийся день на Больших исадах. Она собиралась в издательство АГУ на ул. С. Перовской. Но не смогла проехать мимо любимого рынка. Синьорина Мартуччи подумала: «Я быстро посмотрю рынок и поеду в библиотеку». Сначала она поговорила с женщинами, вяжущими носки и шали. Те долго уговаривали её купить товар. Потом проголодалась и съела пирожок. Затем услышала пение муллы и пошла в сторону мечети. Там познакомилась с мусульманками, которые рассказали, как правильно молиться. Ещё хотела поговорить с имамом о своём дипломе (его тема — исламский терроризм и сепаратизм), но уже не успела. «Думая об Астрахани, я буду вспоминать тот день на Больших исадах» — говорит мне Розанна.

— Ты бы вернулась в Астрахань?

— Я не хочу уезжать. Я влюбилась в город. Два месяца — это слишком мало для меня. Здесь очень интересно по разным причинам. Я бы хотела вернуться сюда с подругами или парнем, чтобы они увидели этот совершенно иной мир. Иначе, слушая мои рассказы, они не поймут.

Источник: www.volgaru.info