Многодетная мать несколько месяцев пытается оспорить решение военкомата Астраханской области, который отправили ее старшего сына служить в Псковскую область. Молодой человек, прихрамывающий на левую ногу, с букетом диагнозов от плоскостопия до доброкачественных опухолей каким-то чудом оказался нужен вооруженным силам РФ. Просьбы матери перевести его на службу в родной город пока никто не слышит. Все упоминаемые ниже документы и медицинские акты есть в распоряжении редакции.

Это самая обыкновенная история

Антон Адейкин родился в Астрахани 16 марта 1996 года и осенью 2014 должен был отправиться в армию. По состоянию здоровья его признали «годным с незначительным ограничениями» из-за подтвержденного военно-врачебной комиссией диагноза (двустороннее плоскостопие с артрозом суставов первой степени). Правда, в тот год в армию Антон не попал: ему дали отсрочку от призыва по учебе на два года.

За эти два года многое изменилось. В 2014 году у Антона был ушиб коленного сустава, с тех пор левая нога периодически болит, он хромает. Затем Адейкин находился в Городской клинической больнице №3 им. Кирова, в отделении гнойной хирургии, откуда в сентябре был выписан после операции. Молодому человеку поставили диагноз «паховая лимфоаденофлегмона» (гнойное воспаление), ему было рекомендовано постоянное наблюдение у хирурга.

В декабре 2015 года Антон получил черепно-мозговую травму – случайно поскользнулся, травму констатировал врач Кировской больницы. Осенью 2016 года после обследования у онколога Антону поставили диагноз «гинекомастия в области груди и подмышечной пазухи» (доброкачественная опухоль). Это подтверждает акт исследования состояния здоровья 26 октября 2016 года, в котором указано, что контрольное обследование у онколога необходимо пройти в январе 2017 года, но…

27 ноября Адейкина признали годным к прохождению военной службы и отправили в воинскую часть № 35700-Г (РВСН) города Острова Псковской области.

«Хирург военно-врачебной комиссии Дагестанов обратил внимание на шов в лобовой части головы. Сын объяснил, что это после прошлогодней травмы и попросил, чтобы ему сделали рентген головы. Хирург сказал, что у него всё хорошо. Когда сын говорил, что он из-за боли хромает, врач сказал, что это нормально: в армию пойдёшь» — пишет 19 января Надежда Наумченко в письме военному комиссару Астраханской области Геннадию Матвееву.

«Извините, переживаю за сына»

После того, как сына отправили служить за две с лишним тысячи километров от дома, Надежда Наумченко начала писать письма в военный комиссариат и областную администрацию с просьбой перевести Антона поближе: и из-за необходимых периодически посещений врача, и из-за семейного положения. Антон – старший сын в семье, всего у Натальи их пять (двое — малолетних), она воспитывает их одна после смерти мужа в 2006 году. Старший сын жил вместе с ней и помогал: «Верните его в Астрахань, он же для них как отец», — просит в письмах Надежда Наумченко. Из десятка отправленных просьб, правда, нигде не проскакивает даже мысль о том, что Антон не пригоден для службы по здоровью. Мать просто не может понять, почему ему не дали завершить обследование.

Ответ от комиссара пришел 3 февраля. «Оперативное лечение не показано», «при медосмотре перед отправкой жалоб на состояние здоровья не предъявлял», — гласит документ.

Так «совпало», что 3 февраля пришел и ответ из администрации Астраханской области: «Вы обжалуете действия военного комиссариата Астраханской области и призывной комиссии…Ваш сын утратил статус призывника и приобрел статус военнослужащего… Решение призывной комиссии может быть обжаловано в суде».

Уставшая получать отписки, Надежда обратилась в комитет солдатских матерей Астраханской области, как сама говорит, от безысходности, после издевательств врачей и медработников военкомата. И министру обороны написала письмо, потому что нет доверия к военкомату.

Письмо в Минобороны, отправленное 15 февраля, написано по-матерински наивно и с болью: «Верните мне сына в Астрахань, чтобы я его хоть на выходные дни могла видеть и дети тоже».

Надежда рассказывает, что из общения с сыном, ограниченного сейчас бумажными письмами и редкими звонками, знает, что с конца прошлого года у него начались периодически боли в коленях и груди, 8 января он попал в медпункт с диагнозом острое респираторное заболевание, с февраля находится в госпитале.

Последние письма, отправленные в Минобороны и военкомат Астраханской области заканчиваются одинаково: «Прошу принять меры в отношении хирурга и терапевта военно-врачебной комиссии, проигнорировавших жалобы моего сына при отправке, копии медицинских документов прилагаю. Сын должен был пройти контрольный осмотр у онколога 26 января, в ноябре его отправили в армию. Почему я обратилась в правозащитную организацию? А куда мне еще идти после такого отношения в военкомате? Извините, переживаю за сына».

«Всё у них нормально и классно»

«С такими заболеваниями в армию отправлять нельзя, – заявляет экс-замвоенкома Чеченской республики, полковник, эксперт по правовым вопросам Комитета солдатских матерей Астраханской области Анатолий Салин. – Так и напишите»

Салин тоже недоумевает, почему молодого человека с такими диагнозами отправили служить, проигнорировав необходимый осмотр у онколога, и не учли, что у матери пять детей.

«Сейчас получили ответы от военного комиссара Геннадия Матвеева и начальника ВВК Александра Шоя, которые говорят, что все у них нормально и классно», — рассказывает Салин.

Бывший замвоенкома подтверждает, что 15 февраля вместе с Надеждой Наумченко они отправили все медицинские документы хирургу в военный госпиталь, где сейчас находится Антон.

«В некоторых случаях военкомат в погоне за выполнением плана отправляет в армию больных юношей, которые никакую пользу для армии не принесут. Они будут болью и горем для командиров, слезами – для матерей на этот год службы», — заключает Салин.

По словам матери Антона, командир роты, где служит её сын, знает, что она обратилась в комитет солдатских матерей, потому что не согласна с отправкой Антона в эту воинскую часть. Как знают об этом теперь все – от военкома до министра обороны, только предложение решать этот вопрос через суд совершенно абсурдно. Служить Адейкину осталось 9 месяцев. За это время здоровье может ухудшиться кардинально, а судебный процесс, даже если начнется сейчас, вряд ли сможет за это время дойти до логического конца.

Алена Погорелая МК в Пскове