После депортации мужа астраханка одна растит пятерых детей

Астрахань, 28 января 2013г.

После депортации мужа астраханка одна растит пятерых детей

Об Ольге ПАНЧЕНКО я узнала от приятельницы, которая работает продавцом. Ольга живет по соседству с ее магазином и часто заходит туда за покупками.
«Знаешь, у нее семеро детей, две дочери постарше, а пятеро — совсем маленькие. И она одна воспитывает малышей. Раньше ее и ребятишек обеспечивал муж, а сейчас ей стало совсем тяжело сводить концы с концами. Дело в том, что ее супруг – гражданин сопредельного государства, и его из России депортировали».
Мне стало интересно — как получилось, что многодетная мама осталась без главы семьи? Я попросила у подруги телефон Ольги, мы созвонились, и она согласилась на встречу. Правда, не сразу. Дело в том, что Ольга очень занята: то работа, то хлопоты по хозяйству, воспитание детей.
Встретились мы 15 января. Ольга сразу заговорила о том, что очень скучает по мужу.
— Познакомились мы в 2001 году на Кировском рынке. Я туда пришла покупать детские вещи, — вспоминает астраханка. – В то время я уже была разведена с первым мужем и воспитывала двоих дочерей. Старшей, Даше, было одиннадцать, Машеньке шел девятый год.
По словам Ольги, на «толкучке» она подошла к лотку с детской одеждой и разговорилась со смуглым, темноволосым продавцом. Он почему-то сразу ей понравился: вежливый, спокойный, обходительный. При покупке платьев торговец сделал скидку. А потом, немного смутившись, предложил покупательнице ее проводить до дома – благо, наша героиня жила неподалеку от рынка.

Оказалось, что услужливого продавца зовут Мишей. Это если по-русски. А по паспорту он — Абдумуталиб МАМАРАСУЛОВ. Ему тогда было 35, а Ольге — 32. Новый знакомый рассказал, что по национальности он – узбек, но является гражданином Киргизии. Его семья родом из Ферганской долины.
До сих пор многим памятен конфликт между узбеками и киргизами, разгоревшийся в Ферганской долине в начале 90-х. Абдумуталиб видел те кровавые события собственными глазами.
Область на границе двух советских республик относилась к Киргизии, но была населена, в основном, узбеками. В результате столкновений, по данным следственной группы прокуратуры СССР, с киргизской стороны погибло 1200 человек, а с узбекской, по неофициальным данным — 10 тысяч.
После конфликта многие узбеки постарались покинуть Киргизию. Вот и Абдумуталиб приехал в Астрахань на работу. Жил он у родственников – брата со снохой, которые обосновались здесь чуть раньше.
— Тогда он проводил меня и ушел обратно на рынок. А на следующий день явился с гостинцами. Девчонкам принес обновки: костюмчики, колготки, — улыбается собеседница. – После этого мы стали встречаться. Со временем он переехал ко мне. Принял моих девчонок, как своих.
В 2002 году у пары родилась совместная дочь. Супруг назвал ее Матлюба – по-русски Люба. А через год на свет появился Мурат.
— Муж оказался непьющим, некурящим, заботливым и очень трудолюбивым, — рассказывает женщина. – Поэтому рожать я не боялась, и дети все были желанные.
В 2005 году на свет появилась Азиза, в 2006 — Алишер и в 2008 — Мухаммед.
После рождения первого совместного ребенка молодые люди хотели официально зарегистрировать брак. Но сделать это оказалось не так просто. В загсе нужно было предоставить выданную киргизскими властями справку о том, что Миша не состоит в браке. Для ее получения требовалось совершить путешествие в сопредельное государство. Поэтому вопрос с оформлением брака отложили в долгий ящик.
— Поскольку он являлся гражданином другой республики, и имел временную регистрацию, мы даже детям фамилию отца не дали, только отчество, — объясняет астраханка.

Миша-Абдумуталиб каждый год продлевал временную регистрацию и оставался в Астрахани. Но однажды в 2003 году попал в беду.
По словам Ольги, ее супруг буквально на несколько дней просрочил регистрацию. Да и то лишь потому, что серьезно заболел – у него было воспаление легких. И надо же такому случиться – попал под милицейский рейд, проводившийся на рынке против нелегальных мигрантов.
Всех иностранцев, у кого не оказалось регистрации, или она была просрочена, доставили в отделение. И, особо не разбираясь, поставили в их паспортах штамп о депортации из России. Объяснения Миши о том, что он болел, и его уговоры не разлучать с семьей на милиционеров не подействовали.
Как говорит Ольга, печать о депортации, по сути, поставила крест на возможности легально вернуться в Россию. Иностранца, у которого стоит такая печать, официально в страну не впускают. А если обнаружат в России, то немедленно снова депортируют.
Но Абдумуталиб все же вернулся к жене и детям. Правда, теперь он уже был самым настоящим нелегалом, и работал не на рынке, а на стройке. По словам нашей героини, даже в таком положении он умудрялся зарабатывать и содержать семью.
Во второй раз Мишу депортировали в 2006 году, но он вернулся снова. В третий — в 2010, и с тех пор он остается в Киргизии. По словам Ольги, тяжелая работа дала о себе знать – мужчина подорвал здоровье.
— Мы оказались в каком-то замкнутом круге. Не могли официально узаконить отношения, прописать мужа в своей квартире я тоже не могла, поскольку из-за печати о депортации его не регистрировали. Российское гражданство, понятное дело, он тоже оформить не мог. А то, что пятеро детей и вместе мы десять лет — это не в счет. Вот и ходили по кругу. Пробовали обращаться к чиновникам, к депутатам, писали письма губернатору и мэру. Все вроде сожалели, разводили руками, но ссылались на законодательство — и только.
Оставшись в 2010 году одна, женщина вынуждена была сменить работу. Прежде она трудилась операционной сестрой в ожоговом отделении Александро-Мариинской больнице.
— Матлюба и Мурат пошли в школу. Их ведь надо провожать и встречать. Работая в больнице, я этого позволить не могла. Вот и пришлось переквалифицироваться в уборщицу, чтобы было побольше свободного времени для занятий с детьми, — рассказывает женщина. – Ну а доходы у уборщиц сами знаете какие.
По словам Ольги, она хочет накопить денег на хорошую швейную машинку, чтобы можно было работать дома. Дело в том, что она к тому же имеет специальность швеи и хорошо шьет.
Как рассказала наша героиня, Миша в Киргизии устроился грузчиком хлопка.
— Он постоянно звонит, спрашивает о детях, очень хочет вернуться. Но вот как? Дети тоже замучили вопросами об отце, а что им ответить?
Плюс ко всему, дом на улице Московской, где живет семья Ольги ПАНЧЕНКО, признан аварийным.
— Хотела получить земельный участок под строительство, но вместо него предложили небольшой отрезок земли под садовое хозяйство, — вздыхает она. – В очереди на квартиру стоим уже больше 30 лет, когда-то были трехсотые. Спустя несколько лет очередь передвинулась, правда не вперед, а назад. Теперь мы уже восьмисотые.
Но, несмотря на тяжелое материальное положение, Ольга все еще надеется на лучшее. И очень ждет, что случится чудо, и Миша вернется в семью. По ее словам, лучшего мужа и отца детям не найти.

 

 

 

Саша СОКОЛОВА

Источник: ИД «Провинция»

Фото: ИД «Провинция»

Астра Новости