Как в Астрахани делают грабителей. Невиновного парня засунули в СИЗО, а настоящие преступники ходят на свободе!

Астрахань, 28 сентября 2012г.

Здравствуйте! Я, Лукашенко Валентина Владимировна, 1970 г.р., учитель иностранных языков, прошу вас, ваше замечательное издание и ваших честных журналистов оказать мне и в первую очередь моему сыну, Лукашенко Виталию Викторовичу, 1992 г.р., помощь.

20 июля в 7 утра к нам пришёл работник полиции Ленинского РОВД (ОП № 2) и забрал моего сына для выяснения некоторых обстоятельств по одному делу. Ни повестки, ни санкций у него не было, мой сын добровольно пошёл с ним в отделение полиции, при этом полицейский обещал, что через час сына выпустят. Сын оделся как на работу и ушёл. Через каждый час я звонила и слышала одно и то же: мама, скоро отпустят.

Вскоре телефон отключился, я пошла сама в отделение. Нашла я сына в каком-то убогом кабинете одного, запертого, он сидел и ждал оперативника. Мы с ним некоторое время тоже посидели, потом я вышла, нашла замначальника следственного отдела, сына пригласили на допрос. Оказалось,17 июля поступило заявление от молодого человека, в котором он заявил о побоях и о краже сотового телефона на пляже. Мой сын 17 июля отдыхал вместе с друзьями на пляже и потерпевший в состоянии сильного алкогольного опьянения шатался по пляжу, провоцируя каждого на драку. Факт драки мы не отрицаем, но кража! Как нашли моего сына? С потерпевшим были девушки, с которыми мой сын познакомился и обменялся номерами телефона. После драки с потерпевшим мой сын с друзьями покинули пляж, потерпевший же оставался там живой, невредимый, очень пьяный, и к тому же опять его кто-то бил. Всё — на этом знакомство и закончилось. Конечно, из всей толпы, которая била потерпевшего, самое простое было найти моего сына — по телефону у той девушки.

И вот 20 июля моего сына арестовывают, к вечеру того же дня устраивают очную ставку, на которой потерпевший утверждал, что его избил и обокрал именно мой сын. Свидетелей у него нет, документов на телефон не предоставил, но видимо следователю было и того достаточно, что на моего сына просто показали пальцем, сказали, что он вор и всё. Статья — грабёж, начальник следственного отдела Магомедов приказал взять сына под стражу. Я с ним успела поговорить, задать вопрос: «За что?». И он за доли секунд дал мне три варианта ответа: по моему решению, по решению прокурора, по решению следователя. И его увезли на Рождественского в изолятор временного содержания.
21 июля состоялся суд, на котором сына арестовали на 2 месяцам, хотя можно было и под подписку о невыезде отпустить. Но по рекомендации следователя дали самое суровое наказание. Полицейские Ленинского РОВД за 36 часов нашли преступника!

Сына к вечеру 21.07 отправили в СИЗО. За всё это время у нас сменилось три следователя, сейчас четвёртый, свидетелей с нашей стороны не опрашивают, даже если приглашают — не принимают (как было 15 августа, например). Адвокат говорит, что всё очень странно, такое ощущение, что специально затягивается следствие, что однозначно мой сын не виноват в краже, что в показаниях потерпевшего много путанного и что этого дела боятся, так как понимают, что посадили невиновного. Но время идёт, мой сын сидит, хотя можно изменить меру пресечения до суда, всё зависит от следователя. Сейчас стало известно, что следы украденного телефона обнаружились в Осетии!

Мой сын ни разу не привлекался, не был судим; служил в армии, имеет крест за службу на Кавказе; из Дагестана даже специально приезжали от его командира с характеристикой, как только узнали о нашей беде; он работает, оттуда отличную характеристику дали. А сколько принесли характеристик его друзья — никто не верит в случившееся. У нас свидетели есть, что сын не брал телефон, дрались они, как парни дерутся, но чтоб воровать! Мы бьёмся в закрытые двери. Прошу вас — помогите! Ведь вас называют четвёртой властью! Знали бы вы, какие ужасы рассказывают про Ленинское РОВД. Мне сказали, что сына просто заказали, но что же нам делать теперь. СИЗО — очень страшное место: первый этаж под землёй, второй — наполовину. Мой сын сидит на втором этаже. Внутри сильная влажность, такая, что по стенам течёт влага, спать ночью нельзя, насекомые кусаются (клопы, тараканы, комары). Душно, воды нет, в камере по 10 человек…

Налицо судебная ошибка, следственный беспредел, человеку всего 19 лет! А он из-за того, что следователям просто неохота выполнять свою работу, вынужден сидеть за то, чего не совершал! Если бы я знала, я бы отдала эти 70 тысяч тогда 20 июля там, им, но я ж не знала!!! Неужели он социально опаснее педофила, который живёт под моей квартирой с женщиной, у которой 4 малолетних ребёнка и избивает её! А он осужден условно (в феврале 2012 г. президент РФ вынес запрет на условное наказание педофилам) — это как!?

У меня, кроме сына, есть только престарелая мать. ПРОШУ ВАС — ПОМОГИТЕ!

Спасибо, с уважением, В.В. Лукашенко

***

Такое вот письмо несчастья довелось прочитать честным журналистам, ну и прогрессивной общественности будет небесполезно ознакомиться с его содержанием. Возможно, каждый родитель ребенка поступил бы также на месте матери, у которой буквально увели сына. Под белы рученьки да в казенный дом из дома отчего. На последнем стоит остановиться подробнее: стандартная квартира в более чем стандартном доме, но обстановка более чем душевная, теплая атмосфера уюта не покинула стены очага даже после практически двухмесячного отсутствия помощника, единственного мужчины в доме. В такой атмосфере жить и, простите, «грабить» просто невозможно. Прибавим к этому полную обеспеченность во всем необходимом в плане техники современному молодому человеку, хорошая работа с неплохим заработком — ну нет финансового мотива, хоть тресни.

Какой тогда смысл был забирать телефон у напившегося официанта, вдруг, видимо, почувствовавшего себя героем в окружении дам, его коллег по работе в одном из кабаков города, а по совместительству поваров? И вот этот гражданин «заступается» за «своих» девушек, к которым — о, боги! — подошёл парень, познакомился и, внимание, обменялся номерами. То есть девушки не распознали в нем отрицательного персонажа, коим его пытаются всеми неправдами сделать в этой трагедии.

В момент описываемых событий наш герой еще полгода не пробыл на гражданке после службы в армии. Служил так, что многие бы в свое время позавидовали. В то далёкое время, когда служба считалась высшей доблестью мужчины, а приставание в пьяном виде к людям строго пресекалось вплоть до публичного наказания в виде уборки улиц с помощью обычной метлы: вшик, вшик — метет алкаш мусор, чистит город, приносит добро обществу. Сегодня к алкашам стали относиться с должным пиететом — к больным людям нужно относиться с заботой. Буквально сегодня таким «макаром» мимо меня пробежал к кассирше с трясущимися ручками индивидуум с сорока годами на висках, кило водки в двух флаконах и несколькими купюрами – «без сдачи». Ни к кому не обращаясь, пролетел, сунул продавщице купюры, махнул бутылками перед носом и — пулей на выход. Она и пробить не успела, пришлось забивать вручную, пока вся очередь томилась в ожидании, но молча, про себя. Человеку-то ведь нужнее! Ей богу, с водкой на кассу, как с мигалкой по встречной. Наглость с таких вот мелочей и начинается. Потом эта жизненная неустроенность, постоянная забота о чужих людях, ожидание чаевых в преданных глазах. И эти наглые глаза утверждают, что в тот злополучный день именно наш герой забрал у него телефон.

Да, скажем прямо — герой наш оказался вспыльчивым любителем подраться. Было такое, этого и не скрывают. Только сначала потерпевший плюнул в лицо, вот в это самое лицо на фотографии. Подошел заступаться за дам таким вот образом, по-мужски. Ему бы с плевком сказать еще что-то типа «уйди от нас, противный», но сделать он этого не успел — стороны удалились в лес на всё же мужской разговор. Вернулись после, как водится, разгоряченными и получившими каждый своё. Разошлись мирно. Герой с приятелем и его девушкой — отдыхали они неподалеку своей компанией — засобирались домой, и уходя уже наблюдали, как потерпевший домогается до отдыхающих с претензиями об украденном телефоне. Некоторые отдыхающие оказались из почти соседнего региона и не стали разводить формальность — набили морду прямо у воды.

Сама злополучная трубка, которую к слову никто из установленных участников и свидетелей в глаза не видел, «всплыла» на следующий день в одном из регионов Северного Кавказа. Не в Дагестане, где отлично проходил службу наш герой, а совсем другой стороне. При этом все на пляже видели тех коренных гостей, что методично молотили тело весёлого официанта. В итоге его привезли через несколько дней в травмпункт, сняли побои и положили их в том уголовного дела, на коем обозначена часть 1 статьи 161 УК РФ: грабёж, до четырех лет. Герою нашему принесли столько положительнейших характеристик, столько обращений в органы, что в этой войне здравого смысла с бредовыми галлюцинациями алкоголика-бунтаря нашему герою может «повезти» и тогда ему, несудимому, без приводов в полицию и милицию, ещё совсем недавно защищавшему государственную целостность верой, честью и собственной шкурой, вероятно, впаяют «условняк».

Да, теперь у нашего героя новый дом. Он переехал в самый центр, в «Белый лебедь». Уже успели опросить свидетелей, друзей героя, оказавшихся в тот день рядом с ним. Но что их показания по сравнению с показаниями потерпевшего, который просто показал на картинку, какой телефон у него забрал наш герой. Документов на аппарат не оказалось – может, купил с рук у торговцев крадеными мобилками, ну или из клиентов кто оставил? В общем, «тёмный» оказался телефон у потерпевшего.

Его слова более никто не подтверждает, но все хором говорят: «Потерпевший был сильно пьян». Избивавших его отдыхающих не нашли, зато оперативно вышли на повара и взяли номерок, коим с ней поделился герой повествования. Установили адрес, приехали, попросили пройти до выяснения. До сих пор выясняют, два месяца почти. Следователи в этом «деле века» меняются по статистике раз в две недели. На момент написания этого материала дело ведёт уже четвёртый по счёту следователь. Если я не ошибаюсь, слово следователь от слова «след», а, стало быть, его стоит найти. Найти легко по запаху. У человека не сильно развито обоняние, поэтому только сильный запах поможет — алкоголя, например.

Скептики и тут заявят, мол, все у нас невиновные сидят. Но тут не все, а конкретный человек, который из казармы через пляж попал в тюрьму. Но сработали чётко: быстро обезопасили общество, отрезали больной орган и кинули на карантин в камеру. Тут бы нам всем вздохнуть спокойно, а не дышится: наш-то герой по Дагестану разгуливал с оружием! Да ещё с таким остервенением, что крест получил.
Итак, чтобы украсть телефон нужно: собрать компанию, отправиться на Городской остров, познакомиться с подружками потенциальной жертвы, оставить свой номер телефона, после чего увезти жертву в лес, избить, забрать телефон, при этом тыкая лицом пьяную жертву в телефон и маяча у неё перед глазами, чтобы жертва наверняка этот момент запомнила, не забыла в своём пьяном угаре, а потом вернуть её на место купания, попрощаться с подружками, вернуться в свою компанию, собраться и уйти. Не спеша так. Вернуться домой, попить чай, сесть за компьютер и ждать полицию. Как он сам её не вызвал с того «краденного телефона»? Да поди ж ты ответь на этот вопрос — у грабителей психика своеобразная. К тому же у нашего хлопца, видимо, не было причин беспокоиться, ведь он оставил столько следов. Вот каков наглец — следы до дома оставил, а сам полицию не вызвал! И телефон не вернул. Телефон-картинку. Просто на кусочке бумаге изображение телефона тысяч за пять в магазине, а поддержанный итого дешевле.

Да, я знаю, почему герой не вызвал полицию сам – он, наверное, сбывал добычу. Всё время был неторопливым, а тут засуетился так, что телефон оказался за тысячу километров. Это он заранее знал, что телефон будут искать, а чем дольше ищут, тем дольше он пробудет в СИЗО. Там нет хоть и любимой, но работы, зато там есть много замечательных людей, общение с которыми пойдёт только на пользу человеку в 19-летнем возрасте. Ему уже сейчас наверняка объяснили ошибки в проведении первого грабежа. Самое смешное в том, что ни один преступник ему не поверит, ведь так грабить — это надо быть дураком! Но ведь до армии он не грабил и не был сумасшедшим. Получается, это в армии деформировалась личность? А как же отличные характеристики отцов-командиров, а поведение, а моральный облик? Всё пыль! Пыль в глаза! Всем пустил. Посмотрите на это лицо, это же нетолерантное лицо! Во-первых, цвет, во-вторых, взгляд — сразу видно, что грабитель, можно плевать в лицо, а после, спустя несколько дней обращаться к врачам. Правильно, куда спешить-то? После той драки в лесу и снятием побоев прошло рекордно малое количество времени — несколько суток. Официант говорит, что его ещё кто-то бил, но побои все остаются на совести нашего героя, как правильно поняли ход событий граждане в полномочиях.

Для понимающих людей очевиден нонсенс: избили и ограбили сегодня, а в травмпункт обратился через несколько дней. Отвлекаясь на мгновение, замечу, что наш постоянный читатель Юра Щербаков однажды так начитался про себя у нас, что попал в санаторий, вот как у него здоровье пошатнулось. Через два года после статьи в санаторий поехал, выжидал. В итоге в суде мы доказали, что не по нашей вине он ездил в санаторий «Узбекистан», не подрывали мы здоровья, не отяготили морально, ибо написали правду. Как и в этот раз.

Есть же много других способов попасть на страницы газеты, можно даже написать статью, можно и письмо. Но само по себе письмо несколько в экспрессивной манере, что слишком тяжело само по себе, поэтому мы лишь переводим на богатый казённый язык эти сухие строчки матери: многочисленные нарушения Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса. Их хватит, коли не хватило здравого смысла для того, чтобы как минимум отпустить нашего героя домой, к матери, на работу, друзьям и девушке. После за наш с вами счет мы скинемся и заплатим компенсацию за проведённое время в тюрьме и упущенную прибыль плюс моральный вред. Этот вариант лично мой. Я понимаю, что есть нефть, но понимаю, что есть и мои налоги в этом денежном море, из которых в том числе и оплачиваются ошибки наших органов. Рядом бродят толпы людей из списков розыска федерального и международного. Эти люди как раз те, с кем во время службы и боролся наш герой. Эти люди сейчас проходят под вашими окнами, они улыбаются. А наш герой явно представляет опасность для общества. Почему? А он здоровый. А потерпевший меньше. Поэтому в тюрьму. Чтобы потерпевшего не прессовал, ага.

21 сентября в Ленинском районном суде Астрахани пройдет заседание по избранию меры пресечения для нашего героя, имя коего, равно как и имя потерпевшего, а также место его работы пока останутся для всех нас некоей тайной. Вы будете смеяться, но у меня лично надежда на благоприятный исход, вернее, на единственно возможный исход этого дела. Пусть эта история поскорее закончится, а на близких не падет ни одна тень сомнения на работе, среди друзей, везде и всюду. Скажем так, в случае неблагоприятного исхода многие и очень многие люди окажутся в щекотливом положении, ведь их собственные чада скоро могут остаться и без учителя по разным причинам, коли мать героя и есть учительница. И какой школы! Я до сих пор не могу поверить своим ушам, поэтому на этом месте придержим наших коней.

Напоследок остается порассуждать на тему: «А что, если его не отпустят?». Это действительно стоящий вопрос и на месте многих я бы над ним крепко задумался. Ведь рано или поздно верёвочка закончится, судья на любом уровне завернет это дело, начнёт разбираться прокуратура, дойдут до первого следователя, а там тогда уже нужно будет следить за карьерной судьбой, ибо одним выговором отделается, а мне потом с пенсии снова оплачивать компенсации невинно запертым за решетку. Ну не умеете работать по памяти, так карманный УПК с собой носите, там все подробно написано. Можно по вечерам ещё почитывать комментарии к тому же кодексу и судебную практику Верховного суда. Там частенько разбирают такие безумные дела с незавидным окончанием. Представляете, когда Верховный суд выносит решение и еще дополнительно предписывает такому-то лицу делать что-либо впредь или не делать вовсе. Если бы не прогулы на юрфаке, если бы не они… Только так я могу объяснить этот «казус». Либо же идёт сознательная подрывная деятельность по дискредитации органов. Впрочем, возможен и третий вариант – «виновен». Оговорюсь, что часть этого текста при таком раскладе ляжет в обвинительное заключение. Та часть, где примерно изображена логика пекущихся об общественном порядке.

Признать же свою вину куда тяжелее, чем заставить признаться кого-то, тем паче, если этот «кто-то» на время остался один. Нет, мы все такие же с вами. Завтра за кем-нибудь не доглядим, а после ищи-свищи по тюрьмам. Посадить-то проще, а ежели отпускать, то получать нагоняй. И это не тот случай, когда стоит бодаться на местном уровне, напрягаться и напрягать всех вокруг, чтобы после получить грандиозное фиаско в Верховном суде и на федеральном уровне. Можно менять следователей, прокуроров и судей — это никого не вдохновит на «ну ладно, дело путанное, может, правда виноват». Это лишь стаканчики, между ними шарик летает, кручу-верчу, за хороший зрений получаешь денежный премий. Мы знаем где «шарик», господа, он в «Белом лебеде».

Чулпан Хаматов

P.S. Напоминаем читателям также о том, что за заведомо ложный донос, дачу ложных показаний и превышение должностных полномочий дорога идёт туда же. Не врите и не превышайте. Ваши фотографии после приговоров могут быть на месте этой. Но вот ваши лица, неужели они такие же, как у этого «грабителя»? Пока слёз ведро наплакала одна мама. А у вас есть матери? Им бы было вас жалко, если бы вас посадили не за дело? А если за дело?

«Факт и компромат» № 31, 7.09.2012 г.

 

 

 

Источник: AST-NEWS.ru

Астра Новости