Масштабная спецоперация Росгвардии в Астрахани по ликвидации бандитов, напавших на пост ДПС, стала еще одним подтверждением того, что «каспийская столица» России давно стала перевалочным пунктом для экстремистов всех мастей. Давняя идея российских властей превратить Астрахань в процветающий логистический хаб на пересечении международных транспортных коридоров пока так и остается на бумаге — зато международные экстремистские группировки активно используют этот город в качестве одной из своих главных баз на юге России.

Состав банды, ликвидированной в Астрахани в ночь на 6 апреля, более чем показателен. Самому молодому ее участнику, астраханцу чеченского происхождения Рамзану Кукулаеву, который был убит в ходе боестолкновения, всего 21 год. Старший по возрасту в банде, житель Астрахани Кадырбай Маймашев, родился в 1979 году. Остальные шесть участников — либо этнические казахи — уроженцы Астраханской области, либо кавказцы, родившиеся в Казахстане. Главным фактором, связавшим этот интернациональный коллектив, была приверженность радикал-исламистской идеологии.

Губернатор Астраханской области Александр Жилкин уже в день убийства полицейских назвал преступников «группой радикальных исламистов-ваххабитов». В ходе обыска в доме Рамзана Кукулаева была найдена аудиозапись, где убитый экстремист, согласно сообщению СКР, «высказывает экстремистские взгляды и призывает к совершению преступлений». На странице Кукулаева в сети «ВКонтакте» есть аудиозапись лекции находящегося в федеральном розыске ваххабитского проповедника из Дагестана Багаутдина Мухаммада (Кебедова) о том, чем «истинный ислам» отличается от «ширка» (многобожия, как приверженцы «чистого ислама» называют традиционный для России ислам). На исламистский характер интернациональной банды указывает и внешний вид ее участников — один из них, Нурбол Саспанов, сфотографировался на водительские права с характерной косматой бородой.

Дерзкое нападение на полицейских, к сожалению, стало логичным следствием той ситуации с экстремизмом, которая складывалась в Астрахани на протяжении почти трех десятилетий. Исторически именно этот город можно считать родиной российского ваххабизма. Еще в мае 1990 года здесь состоялся учредительный съезд Исламской партии возрождения, в президиуме которого заседали нашумевшие потом на весь бывший Союз личности. Среди них значились лидер таджикской исламистской оппозиции Саид Абдулло Нури, уже упомянутый ваххабитский идеолог Багаудин Кебедов и его ученик — лидер ваххабитской общины Астрахани ногаец Ангута Омаров (тоже в федеральном розыске), ныне покойный философ Гейдар Джемаль, чеченский проповедник идей «Братьев-мусульман» Супьян Абдуллаев (ликвидирован в 2011 году), чуть позже ставший духовным учителем «чеченского Геббельса» Мовлади Удугова. А в 1992 году город гостеприимно принял делегатов учредительного съезда еще одной ваххабитской партии — «Возрождение».

В том, что вся эта публика собиралась именно в Астрахани, нет ничего удивительного: этот город идеально расположен на пересечении путей с Северного Кавказа и Ближнего Востока в Поволжье и центральные регионы России, с одной стороны, и транзитного маршрута из Средней Азии в Россию, с другой. При этом Астрахань всегда славилась «лица необщим выраженьем»: значительную часть ее населения составляют казахи и татары, а с начала девяностых годов значительно выросло кавказское землячество.

Как сообщают астраханские источники, особую роль в развитии местного ваххабизма сыграл исламистский деятель Ангута Омаров, который был вхож в кабинеты чиновников из администрации области. В годы правления покойного ныне губернатора Анатолия Гужвина (1991−2004) ваххабиты смогли стать в регионе влиятельной силой, а заодно значительно выросло и влияние криминальных элементов с Северного Кавказа, которые поставили под контроль незаконный оборот наркотиков и проституцию. Преступные доходы отмывались через созданные в регионе «благотворительные» фонды с мусульманскими брендами. Оборотистые исламисты не без успеха оседлывали и легальный бизнес: автосервис, рестораны и кафе, торговлю ювелирными изделиями, мобильными телефонами и т. д. Определенная часть коммерческой недвижимости Астрахани располагалась на самовольно захваченных ими участках.

Первый тревожный «звонок» раздался в августе 2001 года, когда при взрыве на Кировском рынке Астрахани погибли восемь человек. Заказчиком теракта назывался влиятельный в городе бизнесмен Магомед Исаков — замдиректора холдинга «Саида», в который некогда входил один из астраханских рынков, швейная фабрика, многочисленные кафе и коммерческие павильоны. В криминальных кругах Исакова знали под кличкой «Змей», а его компаньоном считался лидер астраханских ваххабитов Омаров, скрывшийся из России. Но коллегия присяжных областного суда оправдала организаторов теракта дважды — в том числе после отмены приговора Верховным судом РФ. Лишь в феврале прошлого года Астраханский областной суд вынес обвинительный приговор по уголовному делу в отношении трех исполнителей теракта — Хазира Ханиева, Максима Ибрагимова и Александра Штурбы.

По именам этих преступников уже можно легко судить об интернациональном характере астраханских исламистских группировок. «Регион находится на стыке между Кавказом и Средней Азией, — отмечает исламовед Роман Силантьев, профессор Московского государственного лингвистического университета. — Там очень много казахов — дагестанцев и чеченцев, как уроженцев региона, так и приезжих. Удивительно, что в банде Маймашева-Кукулаева-Саспанова не нашли русских. Одна из самых крупных в России общин русских мусульман — как раз астраханская, и члены этой общины, как следует ожидать, являются в плане джихадизма группой риска».

По мнению Силантьева, астраханские ваххабиты научились умело мимикрировать под законопослушных мусульман: «В социальных сетях, где собираются местные мусульмане, можно найти публикации трудов ваххабитских идеологов, входящих в федеральный список экстремистских материалов. Местные джихадисты могут быть прихожанами местных традиционных мечетей. В Астраханской области практически нет чисто ваххабитских мечетей — все дома молитвы относятся к структуре верховного муфтия России Талгата Таджутдина. Но, как мы знаем, ничто не мешает ваххабиту ходить молиться в „нормальную“ мечеть и заниматься там вербовкой».

Дурную славу в Астрахани обрела расположенная на рынке «Большие Исады» Кавказская мечеть, известная как место сборищ исламистов всех национальностей. Еще осенью 2010 года СК РФ предупредил о возможном закрытии мечети после того, как среди ее прихожан были обнаружены ваххабиты, которые незадолго до этого осуществили серию вооруженных нападений и убийств и подорвали машину одного из имамов (к счастью, он остался в живых). Среди жертв ваххабитской банды оказались сотрудники МВД и русская девушка-проститутка. Бандой руководил уроженец Средней Азии Гайни Жумагазиев, официально работавший в Кавказской мечети слесарем и впоследствии ликвидированный.

Вскоре после этого сообщения о выявлении в Астрахани экстремистских ячеек стали нарастать как снежный ком. В мае 2013 года были задержаны семеро вербовщиков из запрещенных в России террористических организаций. Пропаганда осуществлялась для поиска новобранцев в незаконные вооруженные формирования. Вновь завербованных террористов предполагалось отправлять на Северный Кавказ, в Афганистан и Сирию. Вербовка проводилась разными путями: через мечети, спортивные секции, в студенческих компаниях.

Астраханская область стала транзитным пунктом по пути на «джихад» на Кавказ для ваххабитов из Казахстана и Средней Азии еще со времен чеченских войн. После того, как территория Чечни была отрезана от российской транспортной системы, все пассажирские и грузовые потоки из центра России в направлении Дагестана, Азербайджана и далее пошли именно через Астрахань — и эта ситуация во многом сохраняется до сих пор. Именно через Астраханскую область в Казахстан проникал известный джихадистский идеолог Александр Тихомиров (Саид Бурятский), выступавший в мечетях Страны степей с проповедями под именем «шейха Саида».

Эти проповеди дали обильные всходы. Как ранее сообщало EADaily, в Казахстане давно окопались боевики «Исламского движения Узбекистана», «Хизб-ут-Тахрир», «Такфир валь хиджра» и других запрещенных в России и Казахстане структур. Спецслужбами выявлена связь между центрами «Такфир валь хиджры» в Астраханской области и в Казахстане. В соседней стране центры джихадистов («мерказы») локализованы, главным образом, в близких к Астрахани Актобинской и Мангыстауской (Мангышлакской) областях, а также в городах Шымкент, Алматы и еще в нескольких местах. То есть географически они образуют дугу, идущую с юга на запад Казахстана — как раз повторяя трафик среднеазиатских джихадистов в Россию, Европу и на Ближний Восток. Поэтому пропускной пункт «Караозек» на границе Астраханской области с Казахстаном давно стал для пограничников поводом для беспокойства.

Кроме того, в какой-то момент астраханские ваххабиты сместили вектор вербовки с «этнических» мусульман (ранее наиболее излюбленного ими контингента) на русских девушек. К концу2013 года властями региона и спецслужбами было выявлено более десятка таких случаев, причем ФСБ установило, что на берегах Волги террористы полюбили «работать» с таким специфическим контингентом как воспитанницы детдомов. Эмиссары боевиков, как подчеркнули тогда в местном УФСБ, прекрасно знают, что девушки-подростки из детдомов в стенах этих заведений предоставлены сами себе, а количество побегов из детдомов настолько высоко, что на это зачастую не обращают внимания.

Министр образования Астраханской области Валерий Гутман в 2013 году особо подчеркнул: директора интернатов и местная опека часто скрывают факты обращений девушек в ислам и последующих девичьих побегов «на джихад», чтобы не портить себе положительную служебную характеристику. Цель вербовки русских девушек проста: подготовка из них террористок-смертниц. Как заявил в том же 2013 году глава администрации губернатора региона Канат Шантимиров, террористы хорошо знают, что на завербованную в смертницы, но русскую по внешности и фамилии девушку спецслужбы не обратят никакого внимания. В результате четыре года назад УФСБ по Астраханской области насчитало в регионе более 60 таких «черных вдов» разных национальностей. Большая часть их них стала жертвами вербовки как печально известная Варвара Караулова — практически не выходя из дома, через Интернет.

Все эти факты показывают, что Астраханская область, которая для большинства россиян ассоциируется прежде всего с волжскими просторами и вяленой воблой, в реальности является огромным очагом потенциальной экстремистской опасности. Члены этой «ячейки» пребывают на территории региона на легальной основе, до определенного времени умело маскируясь под законопослушных россиян. Причем вербовка террористов на берегах Каспия ведется в самых разных местах — не только в детдомах, но и через спортивные секции, в местах лишения свободы и вообще в криминальной среде. Известно, например, что убийца двух гаишников Рамзан Кукулаев занимался борьбой (его кумирами были известные борцы чеченского происхождения). А подельник Кукулаева, 26-летний Нурбол Саспанов в прошлом был осужден за разбой — иными словам, экстремистами в Астраханской области становятся обычные бандиты, которые путем ваххабизма «сакрализуют» свои преступные деяния.

Для быстрой криминализации «традиционного» ислама в Астрахани давно сложилась вполне подходящая почва: город еще при советской власти стал тем «сто первым километром», за который отправляли на поселение бывших заключенных. По сей день Астраханская область является одним из худших регионов страны по статистике преступности. Как отмечалось в принятой сравнительно недавно региональной госпрограмме по обеспечению общественного порядка и противодействие преступности, на середину 2014 года уровень преступности в Астраханской области оставался самым высоким среди регионов ЮФО (82 зарегистрированных преступления на 10 тысяч населения). Сохранению латентного уровня преступности способствует низкий уровень социально-экономического развития: несмотря на громадные запасы нефти и газа, рыбы, большие возможности для развития транспортно-логистических коридоров, Астраханская область остается бедным регионом. В исследовании качества жизни в субъектах РФ агентства «РИА Рейтинг» Астраханская область по итогам 2016 года заняла лишь 49 место в стране.

Северо-Кавказская редакция EADaily

Загрузка...