Астраханские ученые предложили способы увеличить объем вылова рыбы на Каспии

Астрахань, 13 марта 2012г.

Ученые Каспийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства (КаспНИРХ) нашли возможности повышения объемов промышленного вылова рыбы на Каспии в два раза. Экологи приветствуют эту меру, но опасаются, как бы она не превратилась в «кампанейщину», которая может повредить экосистеме Каспия.

«Для обеспечения продовольственной безопасности страны перед рыбохозяйственной отраслью правительство поставило задачу увеличить за 7 лет промышленную добычу рыбы на 50 процентов», — сказал корреспонденту»Кавказского узла» заместитель генерального директора ФГУП КаспНИРХ Валерий Пальцев.

По словам Валерия Пальцева, перед учеными была поставлена задача — предложить новые виды рыб, предназначенные для промышленного лова, разработать новые технологии, нормативы и определить сроки путины.

«Сегодня наука ставит задачу, сказав «а», что таковые объекты (для вылова. — Прим. «Кавказского узла») есть, сказать «б»: как эти объекты ловить, когда, по каким правилам, в какие сроки, с использованием каких орудий лова. А также показать промышленности, что это можно делать и что это можно делать эффективно, потому что промышленность у нас сегодня, к сожалению, не имеет средств, чтобы такой широкомасштабный промысел развить», — сказал Валерий Пальцев.

Астраханские ученые предложили в промышленных масштабах добывать на Каспии обыкновенную кильку, различные виды морской сельди и кефали. Использование этих резервов может довести годовой объем промышленного вылова с 40-45 тысяч тонн до 90-100 тысяч тонн.

Валерий Пальцев рассказал, что в 30-е годы прошлого столетия обыкновенная килька добывалась в промышленных масштабах. Но в начале 50-х годов ученые выяснили, что ее родственница — анчоусовидная большеглазая килька — реагирует на свет. Такое поведение рыбы существенно упростило технологию ее лова, поэтому от добычи обыкновенной кильки отказались.

В лучшие годы объемы лова анчоусовидной кильки достигали 400 тысяч тонн. Но экологическая катастрофа 2001-2002 годов, связанная с моретрясением и выходом из разломов дна сероводорода, привела к массовой гибели этого вида рыб.

«Поэтому ученые обратили внимание на обыкновенную кильку, — сказал Валерий Пальцев. — Правда, при этом возникли технические трудности. Дело в том, что обыкновенную кильку можно ловить тралами, но промышленное рыболовство на Каспии тралы не использует».

По словам Валерия Пальцева, освоить добычу обыкновенной кильки, морской сельди, кефали можно с помощью дополнительного финансирования, причем как науки, так и отрасли в целом.

Объем средств, выделяемых на отраслевую науку, с 2009 года уменьшился на 40%. По оценке Пальцева, необходимо увеличить объемы финансирования науки в два раза (до 300 млн рублей). Также при подготовке новой федеральной целевой программы развития рыбохозяйственной отрасли на 2014-2020 годы необходимо предусмотреть статью расходов на создание полноценного научного флота».

«Для развития же промышленного флота правительство может создать благоприятные условия в виде налоговых льгот, дешевого кредитования, предложения выгодных лизинговых схем», – заметил Валерий Пальцев.

Руководитель морской программы Всемирного фонда дикой природы Константин Згуровский в беседе с корреспондентом приветствовал подобную меру. По его словам, расширение легального промысла создает благоприятные условия для решения проблемы безработицы в регионе и существенно снижает масштабы браконьерства.

При этом эколог отметил, что польза от увеличения вылова рыбы за счет биологических резервов может быть только в случае всестороннего изучения влияния этой меры на экосистему Каспия.

«Важно, чтобы это не превратилось в кампанейщину», —  подчеркнул Константин Згуровский.

В свою очередь генеральный директор рыболовной артели «Дельта-Плюс» Дмитрий Ситников описал основные проблемы, связанные с освоением астраханскими рыбаками предложенных учеными рыбных резервов.

«Во-первых, все запасы обыкновенной кильки, морской сельди и кефали сосредоточены на мелководье в прибрежной зоне Дагестана. У границ Астраханской области эти породы рыб встречаются эпизодически. В дагестанской же зоне все участки уже распределены среди рыболовецких фирм», — сказал Дмитрий Ситников.

Вторая проблема — отсутствие рыбоходных и судоходных каналов в авандельте (подводной части дельты. — Прим. «Кавказского узла») Волги. «Имеется только один удобный канал. Все остальные каналы заросли и обмелели. А одного канала для масштабной ловли этих пород рыб явно недостаточно», — сообщил Дмитрий Ситников.

Еще одна проблема, с которой могут столкнуться рыбопромышленники в процессе освоения рыбных резервов, — необходимость перехода от прибрежного рыболовства к промышленному. Первый вид характеризуется тем, что рыболовецкие суда доставляют пойманную рыбу на переработку на заводы, расположенные в городах и селах. Промышленное же рыболовство подразумевает переработку непосредственно на судах. Для освоения рыбных запасов Северного Каспия, по словам Дмитрия Ситникова, предпочтительно промышленное рыболовство.

«Тралы на мелководье использовать вредно. Можем все живое уничтожить: возможен прилов ценных пород рыб, что недопустимо. Желателен такой способ промысла. Ловля может осуществляться байдами, которые доставляют рыбу на маточное судно, где и происходит ее переработка», — рассказал Дмитрий Ситников.

Этот способ, по словам рыбопромышленника, особенно эффективен, например, при ловле кефали — «рыбы очень нежной».

Источник: Кавказский узел

Астра Новости