Продолжается реализация проекта «Очистим историческую память от мусора»

Астрахань, 18 сентября 2014г.

Продолжается реализация проекта «Очистим историческую память от мусора»

В Астраханском музее-заповеднике успешно реализуется проект «Очистим историческую память от мусора», в рамках которого сотрудники музея и волонтёры из многих организаций, министерств и учреждений Астрахани несколько месяцев убирают территорию Старого кладбища города.

Следующий этап проекта — выявление интересных с исторической или архитектурной точки зрения могил. Каждую субботу историки-краеведы из музея-заповедника обходят один из секторов кладбища, отмечая и фотографируя такие захоронения. В очередной обход афонского сектора некрополя заместителем директора по науке и экспозициям Андреем Кураповым и учёным секретарем музея Радмилой Тарковой была обнаружена могила с необычным надгробием в форме обелиска, украшенного с задней стороны крупным барельефом в виде лавровой ветви и лиры. С передней стороны надгробия ниже таблички с именем умершей в 1929 году Эсфирь Михайловны Мейнгард-Топорковой на надгробии выбита нотная линейка с нотной записью. Очевидно, что она принадлежала к миру искусства.

В процессе краеведческих интернет-исследований, в которых приняли участие многие историки-краеведы Астрахани, было выяснено, что Эсфирь Мейнгард-Топоркова — оперная и камерная певица (колоратурное сопрано). Вокальному искусству обучалась в Одесской и Петроградской консерваториях. В 1919 году пела в антрепризе М. К. Максакова в труппе Екатеринбургской оперы, в составе которой выступала в белом Омске. Летом 1921 года по приглашению М. К. Максакова уехала в Астрахань, где пела в оперной труппе при Первом советском зимнем театре. Вышла замуж за инфекциониста профессора Ф. М. Топоркова. Историк астраханской музыкальной культуры М. Этингер писал, что на астраханской сцене Эсфирь Михайловна исполняла партии Татьяны в «Евгении Онегине», Марфы в «Царской невесте», Лакме в одноимённой пьесе Делиба и принимала активное участие в передачах астраханского радио.

По поводу странной нотной записи, выбитой на надгробии, было выдвинуто много версий, но все они сводятся к трём: это либо отрывок из произведения, которое певица исполняла со сцены наиболее удачно, либо отрывок её собственного произведения, либо фрагмент любимой певицей песенки или романса, наиболее часто исполняемой перед гостями.

Исследования музыкального фрагмента ещё не завершены. Теперь вся надежда на знатоков музыки. Не найден пока и портрет Эсфири Мейнгард-Топорковой. Краеведческое исследование продолжается.

Астра Новости