Заседание Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности в Астрахани

Астрахань, 5 июня 2014г.

Заседание Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности в Астрахани

Под председательством Владимира Путина в Астрахани 4 июня 2014 года прошло заседание Комиссии при Президенте по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности.

Обсуждаются дальнейшие пути развития топливно-энергетического комплекса, перспективы реализации ряда инвестиционных проектов ТЭК на территории Восточной Сибири и Дальнего Востока, вопросы ценообразования на внутреннем рынке газа.

В заседании принимали участие представители Администрации Президента, руководители экономического блока Правительства, федеральных служб и ведомств, главы субъектов Федерации и представители российских топливно-добывающих и энергетических компаний.

* * *

Стенографический отчёт о заседании Комиссии при Президенте по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами проводим очередное заседание нашей Комиссии по ТЭКу, рассмотрим вопросы, связанные с увеличением потенциала отечественного топливно-энергетического комплекса с учётом развития ситуации и в нашей экономике, и в мировой экономике.

Все последние годы наши компании обеспечивали рост добычи углеводородов, разработку новых месторождений; совершенствуется нефте- и газотранспортная инфраструктура. С учётом кризисных явлений на мировых рынках и сопутствующей волатильности наша задача — формировать условия гарантированного роста экономики страны, в том числе с учётом потенциала ТЭКа, и прежде всего, конечно (мы об этом много раз говорили), необходимо обратить внимание на регионы Восточной Сибири и Дальнего Востока, а также обеспечить выход наших компаний на растущие рынки Азиатско-Тихоокеанского региона.

Потенциал проектов нашего ТЭКа является ключевым условием реализации этой задачи. В силу наличия платёжеспособного спроса именно топливно-энергетический комплекс должен стать основой для обеспечения мультипликативного эффекта за счёт своего так называемого якорного заказа оборудования, услуг, технологий, локализации производства. Импортозамещение — это не панацея от всех проблем, но всё-таки мы с вами понимаем, что это может позволить и должно нам позволить обеспечить надёжность реализации многих проектов.

Разумеется, мы не намерены и не будем отказываться от импортных поставок, от работы с нашими надёжными партнёрами, от сотрудничества по всему миру. Важно, чтобы на корпоративном уровне исполнение контрактов было гарантировано в долгосрочном периоде.

Безусловно, наращивание долей локализации и участие российских компаний в производстве оборудования и оказании услуг заслуживают поддержки и будут поддержаны. Надо активнее создавать условия для производства лучших образцов техники и оборудования мирового уровня на нашей территории, на территории России, в том числе за счёт налогового стимулирования и других мер поддержки.

Словом, обращаюсь к Правительству с просьбой подготовить план конкретных мероприятий по локализации производства на базе инвестпрограмм компаний ТЭКа. Надо расширять ресурсную базу нефте- и газодобычи в Сибири, на Дальнем Востоке. От освоения новых месторождений во многом будет зависеть и насыщение нашего внутреннего рынка, и увеличение объёмов экспорта в страны АТЭР с растущим спросом.

Далее. Мы давно проводим работу по диверсификации маршрутов поставок энергоресурсов и добились здесь заметных результатов. Яркое свидетельство тому — договорённости, достигнутые в ходе недавних российско-китайских переговоров. Таким образом, наша приоритетная задача — обеспечить соответствующей инфраструктурой стратегический выход ТЭКа в восточном направлении, обеспечивающим экспорт страны в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Можно, конечно, и нужно подумать над этим, нужно подумать… Где у нас «Газпром»? Здесь. Думаю, что «Газпром» как раз возражать против этого не будет. Но Правительство и Минфин должны будут подумать над возможностью докапитализации «Газпрома» на объём стоимости строительства новой инфраструктуры. Здесь есть разные возможности, в том числе привлечение ресурсов и в том числе ресурсов наших партнёров по данным проектам. Мы договорились и о получении предоплаты, аванса.

Но можно пойти и по пути докапитализации, тем более что в современном мире это бесконечное наращивание золотовалютных резервов тоже несёт в себе определённые риски. Но, во всяком случае, об этом можно подумать, имея в виду, что контракты, о которых мы говорим, и, во всяком случае, контракт является долгосрочным и уже точно абсолютно окупаемым. Это уже никуда не денется. Подобная практика позволила бы нам закрепиться в качестве надёжных, перспективных поставщиков энергоресурсов на самых ёмких и быстрорастущих рынках мира.

Вторым пунктом повестки дня является обсуждение принципов ценообразования на внутреннем рынке газа. Вопрос важный. Мы неоднократно к нему обращались, многократно говорили. Во всяком случае, представители других отраслей экономики говорили о том, что в некоторых странах уже вопрос ценообразования на первичный энергоресурс там ставит экономику этих стран в гораздо более выгодное положение, чем реальный сектор экономики у нас. И на это, конечно, мы должны обращать внимание, не проходить мимо. Вопрос крайне важный, и не случайно проработать его мы договорились ещё на первом заседании нашей Комиссии.

Со своей стороны хотел бы отметить, газовая отрасль, безусловно, является одной из системообразующих: газ — источник сырья для очень многих отраслей. И цена газа влияет и на условия работы экономики в целом, и на конечную стоимость почти всех товаров и услуг, тем самым является значимым фактором социально-экономического развития страны.

Россия входит в число лидеров по производству газа. В последние годы наш рынок газа динамично развивается, расширяется газотранспортная система, вводятся новые мощности по переработке, в том числе и попутного нефтяного газа. Огромные запасы газа — наше очевидное достояние и конкурентное преимущество. Принципиально важно, чтобы ценообразование на газ было прозрачным, экономически обоснованным, исключающим ненужных посредников, а объёмы гарантированно доступными для всех потребителей, включая физических потребителей, граждан.

Одновременно цена на газ должна стимулировать в необходимом объёме модернизацию и развитие самой газовой отрасли, добывающих производств и газопроводящей системы. В добыче конкурентные условия уже практически созданы, активно работают независимые производители. И, конечно, нужно добиваться снижения затрат при транспортировке и хранении газа.

Конечно, в условиях монополии на транспорт газа здесь нужно посмотреть на то, как это всё функционирует. И нужно согласиться, наверное, с тем, что это, мягко говоря, всё-таки не обычный бизнес, если это бизнес, то это всё-таки не классический бизнес, и на это тоже нужно внимательно посмотреть.

Формирование конечной цены для потребителей, доля их довольно существенна. Наши внутренние потребители, конечно, не должны субсидировать транспортировку газа на экспорт. Нужно на это тоже внимательно посмотреть, подумать. Нужно вести дело к тому, чтобы на внутреннем рынке действовал единый газотранспортный тариф для всех пользователей единой системы газоснабжения, включая и саму группу собственника, то есть сам «Газпром». Если мы исходим из того, что у нас должна быть рыночная среда, то главный производитель не должен злоупотреблять своим монопольным положением на рынке транспорта, не должен злоупотреблять тем, что он является одновременно и собственником газопроводной системы.

Не менее важно обеспечить гарантированный доступ к магистральным газопроводам по долгосрочным контрактам всех производителей. Мы уже много-много раз на этот счёт говорили: «Газпром» требует от своих иностранных партнёров именно такой работы, но внутри страны далеко не всегда выстраивает работу на этих принципах со своими партнёрами, внутри России.

Предстоит продолжить работу по развитию биржевой торговли газом. При этом купленный на бирже фьючерс на газ должен быть гарантированно обеспечен транспортом до потребителя в приоритетном порядке. В этой связи необходимо разработать концепцию развития внутреннего рынка газа, которая отражала бы все аспекты и факторы, влияющие на ценообразование как в текущей, так и в долгосрочной перспективах, в том числе учитывала процессы углублённой интеграции, договорённости с нашими партнёрами по Евразийскому экономическому союзу.

Уверен, грамотная и долгосрочная газовая политика позволит нам создать новые стимулы для расширения использования газа на внутреннем рынке, продолжения газификации регионов, которая кардинально меняет качество жизни граждан России.

Следует внимательно следить за тем, что происходит в области технологической безопасности. Нужно уделять этому необходимое внимание и, безусловно, обеспечить технологическую безопасность газотранспортной инфраструктуры. Новый документ должен учитывать и сегодняшние реалии, прежде всего связанные с развитием газотранспортной системы Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Уже отмечал, что в связи с заключением долгосрочного газового контракта с Китайской Народной Республикой она будет, эта газотранспортная система, безусловно, расширяться. Разумеется, это потребует серьёзных вложений. Но результат, как мы с вами понимаем, того стоит. Новые мощности не только заметно будут укреплять наши позиции на рынках стран АТР. Крайне важно, что они должны нам помочь газифицировать регионы Восточной Сибири и Дальнего Востока, должны придать мощный импульс развитию этих территорий.

С решением этой задачи во многом связан и третий вопрос нашей повестки, а именно, о реализации первых крупных инвестпроектов в Восточной Сибири и Дальневосточном федеральном округе. Мы рассмотрим сегодня пилотные проекты компании «Роснефть» в этом регионе. «Роснефть» давно работает на востоке нашей страны. Объём инвестиций компании в энергетические проекты в 2013 году составил около 160 миллиардов рублей. До 2020 года объём инвестиций по проектам компании составит кругленькую сумму в 1,5 триллиона рублей.

В августе прошлого года на совещании по социально-экономическому развитию Приморья мы обсуждали проект создания Восточной нефтехимической компании, цель которого — производство нефтепродуктов и нефтехимии для Дальнего Востока и АТР. Организация такого масштабного производства позволит создать новые рабочие места, благоприятно скажется на всей социально-экономической сфере региона.

Другой важный проект — судостроительный кластер на базе завода «Звезда», сейчас он реализуется с участием консорциума компаний, включая ОСК. Масштаб наших шельфовых проектов будет год от года расти, и очевидно, что это потребует большого количества морских судов, специальной техники. Для российского судостроения это хорошая возможность получить серийные заказы и обогатить опыт работы в высокотехнологичном сегменте. Такую возможность, безусловно, мы упустить не должны. Нужно, чтобы Дальневосточный центр судостроения стал генеральным заказчиком всей морской техники для шельфовых проектов с задачей постепенно довести долю локализации в строительстве судов до 70 процентов.

Я обращаю внимание, что Дальневосточный центр судостроения — это компания, в которой участвуют, как я уже только что сказал, и ОСК, и ряд других наших крупных компаний, в том числе финансовых. Нужно всё сделать для того, чтобы он активно развивался. На Дальнем Востоке мы всегда имели хорошую компетенцию в области судостроения, нужно, чтобы это стало головной компанией, и только тогда мы можем развивать и Дальневосточный центр судостроения, и ОСК в целом.

Я считаю, что эти и другие реализуемые «Роснефтью» проекты на Дальнем Востоке должны быть включены в соответствующие федеральные целевые программы. Это же касается и дальневосточных проектов других российских компаний, имею в виду «РусГидро», «Газпром», «Транснефть», «НОВАТЭК» и так далее, которые мы рассмотрим на последующих заседаниях нашей Комиссии.

Сегодня мы также проведём несколько сеансов видеоконференции, пообщаемся с нашими коллегами на Ванкорском месторождении «Роснефти», свяжемся с Хабаровским НПЗ, Пуровским заводом по переработке конденсата компании «НОВАТЭК», а также с предприятием «Тобольск-Нефтехим» компании «СИБУР».

Давайте приступим к работе.

Спасибо вам большое за внимание.

М.БАЖАЕВ: Хабаровский НПЗ, Бажаев.

В.ПУТИН: Да, я вижу уже, коллеги наши из Хабаровска на связи. Пожалуйста, Муса Юсупович – президент компаний «Группы Альянс».

М.БАЖАЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня мы заканчиваем процесс реконструкции Хабаровского НПЗ. Хабаровский НПЗ построен в 1935 году, и был построен как завод, который производил тракторное керосиновое топливо и низкооктановый бензин.

Мы пришли в управление заводом в 2000 году. Завод перерабатывал менее 2 миллионов тонн нефти, глубина переработки была 60 процентов, средняя зарплата была 3 тысячи рублей. Мы, когда пришли в управление, вложили в реконструкцию 76 миллиардов рублей, что позволило выпускать нефтепродукты стандарта «Евро-5».

Производство бензина увеличилось с 400 тонн до 65 тысяч тонн, появился новый вид топлива – дизельное топливо летнее – 1 миллион тонн в год, ТС-1 – 400 тысяч тонн в год. Глубина переработки выросла с 60 до 93 процентов. Объём переработки вырос на 3 миллиона тонн – с 2 до 5 миллионов тонн. Появилось 200 новых высокооплачиваемых рабочих мест. Средняя зарплата в Хабаровском крае – 34 тысячи рублей, на Хабаровском НПЗ – 54 тысячи рублей.

Особое внимание уделено экологическим стандартам. При увеличении объёмов переработки нефти на 3 миллиона тонн выбросы вредных веществ в атмосферу снизились в 2 раза – с 5 тысяч тонн до 2 тысяч 400 тонн. Содержание нефтепродуктов в сточных водах снизилось в 6 раз – с 5 мг на литр до 0,7 мг на литр.

Завод ориентирован в первую очередь на внутренний рынок: 70 процентов объёма нефтепродуктов уходит на внутренний рынок, 30 – на экспорт. Сегодня мы запускаем последнюю установку комплекса – гидрокрекинг.

Владимир Владимирович, разрешите запустить установку гидрокрекинга.

В.ПУТИН: Пожалуйста, Муса Юсупович, прошу Вас.

М.БАЖАЕВ: Владимир Владимирович, завод сдан.

В.ПУТИН: Поздравляю Вас.

М.БАЖАЕВ: На Дальнем Востоке появился один из самых современных заводов на территории России.

В.ПУТИН: Поздравляю Вас, Муса Юсупович, Вас, всех, кто работал над этим проектом. Это очень хорошая, приятная новость.

Надеюсь, что это повлияет и на стабилизацию цен на нефтепродукты в Дальневосточном регионе.

М.БАЖАЕВ: Мы уже этим занимаемся, Владимир Владимирович. Были проблемы в канун первомайских праздников, по Камчатке мы три раза снижали цены и сняли напряжение по Камчатке, так что мы Ваши указания выполняем.

В.ПУТИН: Хорошо, но я не могу давать прямых указаний по ценам, но надеюсь, что в связи с пуском этого предприятия, с развитием сети в целом проблема монопольных цен будет решаться. И ещё раз вас всех поздравляю с результатом, это хорошая работа.

М.БАЖАЕВ: Спасибо большое.

В.ПУТИН: Спасибо вам.

Пожалуйста – «НОВАТЭК», Пуровский завод.

А.ФРИДМАН: Добрый вечер, уважаемый Владимир Владимирович! Добрый вечер, уважаемые участники совещания!

С Пуровского завода по переработке газового конденсата докладывает заместитель председателя правления компании «НОВАТЭК» Фридман Александр Михайлович.

Компания «НОВАТЭК» обладает ресурсной базой, более чем на 80 процентов с высоким содержанием газового конденсата. И около 10 лет назад мы приняли решение о строительстве системы конденсатопроводов добычных активов и сооружении завода по переработке газового конденсата в районе посёлка Пуровск.

В этом году мы ввели дополнительную мощность объёмом 6 миллионов тонн, доведя общую мощность Пуровского завода до 11 миллионов тонн в год, из которых 6 миллионов тонн – это конденсат и 3 миллиона тонн – это сжиженный углеводородный газ.

Соответственно, в связи с тем, что мы увеличили производство газового конденсата, мы участвуем в расширении железной дороги, подписав соответствующее соглашение с РЖД. Кроме того, совместно с компанией «СИБУР» мы участвуем в создании единой транспортной системы для подачи ШФЛУ [широкая фракция лёгких углеводородов] на Тобольск, на «Тобольск-Нефтехим».

В течение двух последних месяцев велось заполнение продуктопровода протяжённостью 1100 километров между Пуровским заводом и предприятием «СИБУРа» «Тобольск-Нефтехим». И вот буквально сегодня (за 6 дней до 10-летнего юбилея Пуровского завода) мы готовы Вам доложить о возможности начала подачи ШФЛУ в продуктопровод для подачи его на «СИБУР».

Тобольск.

М.КАРИСАЛОВ: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

«СИБУР» за достаточно короткий срок создал первый в истории современной России магистральный ШФЛУ-провод. Он создавался усилиями исключительно отечественных проектировщиков, отечественных строителей. На всём протяжении трассы, а это более 1100 километров, нами использовались отечественные трубы – 168 тысяч тонн. Общий объём инвестиций превысил 63 миллиарда рублей.

В результате единой трубопроводной системы связаны практически все газоперерабатывающие мощности Ямала и Югры. Консолидирован ресурс, и получили достаточно эффективную возможность транспортировки ресурсы как самого «СИБУРа», которые перерабатывают в этих регионах попутный нефтяной газ всех нефтяных компаний, в этом году цифра переработки превысит уже 20 миллиардов кубов, так и ресурсы газовых компаний «НОВАТЕК», «Сургутгазпром». Этот ресурс привезён в Тобольск, в один из крупнейших центров нефтехимии нашей страны.

Здесь же, в самом Тобольске, одновременно со строительством продуктопровода наша компания вела строительство по созданию мощности газофракционирования по переработке ШФЛУ. С лета 2012 года 2,5 тысячи человек создавали сами установки, изотермические хранилища, развивали железнодорожную инфраструктуру.

На сегодня эти работы с общим бюджетом инвестиционным более 16 миллиардов рублей завершены. Общий объём, мощность по переработке здесь, в Тобольске, ШФЛУ по выпуску сжиженных углеводородных газов составляет теперь 6 миллионов 600 тысяч тонн в год – это крупнейшая мощность в Российской Федерации, в Европе по переработке ШФЛУ.

За счёт развития трубопроводной системы существенно снижена нагрузка на железнодорожную инфраструктуру. Мы создали современные, безопасные рабочие места. За счёт прихода сюда этого ресурса компания получила возможность прорабатывать и – уверен – в будущем реализовывать новые крупные проекты, нацеленные на развитие нефтехимической отрасли нашей страны.

Уважаемый Владимир Владимирович! Мы готовы к приёму в продуктопровод ШФЛУ и к пуску газофракционирующей установки № 2 в Тобольске.

М.КАРИСАЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Разрешите запуск насосной станции для подачи ШФЛУ в продуктопровод.

В.ПУТИН: Пожалуйста…

М.КАРИСАЛОВ: Владимир Владимирович, головная насосная станция Пуровского завода по подаче ШФЛУ в продуктопровод на «СИБУР» запущена. Соответственно, ШФЛУ с сегодняшнего дня пошел в продуктопровод 1100 километров.

В.ПУТИН: Здорово, молодцы! Я вас поздравляю! Сколько лет вы работали над проектом в целом?

А.ФРИДМАН: В целом мы начали строительство Пуровского завода в 2004 году, если в целом по Пуровскому заводу, и вот с 2004 года до сегодняшнего дня его производительность стала 11 миллионов тонн, и переработано, по состоянию на сегодняшний день, если быть точным, 28 миллионов 842 тысячи тонн конденсата.

В.ПУТИН: Поздравляю вас! Спасибо вам большое! Успехов!

А.ФРИДМАН: Владимир Владимирович, прием ШФЛУ, и сегодня такой исторический день – двойное расширение мощности с 1984 года, когда здесь появилась первая очередь газофракционирующей установки, завод работает.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пожалуйста, Кузнецов Аркадий Владимирович, Ванкор.

А.КУЗНЕЦОВ: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, участники совещания!

Позвольте представить короткий доклад о деятельности «Ванкорнефть» на сегодняшний день. Мы находимся на Ванкорском месторождении перед установкой подготовки газа второй очереди, входящей в состав комплекса подготовки транспортировки газа. Данный объект предназначен для приведения параметров газа до требований товарных кондиций. На объекте эксплуатируется высокотехнологичное оборудование как отечественного, так и импортного производства.

Годовой расчетный объем подготовки газа составляет 5 миллиардов 600 миллионов кубических метров газа. Сегодня «Ванкорнефть» ведет свою деятельность на территории Красноярского края и Ямало-Ненецкого автономного округа. Производственная активность общества охватывает 23 лицензионных участка, на которых открыты 7 месторождений. 28 мая 2014 года на Ванкорском месторождении добыта 80-миллионная тонна нефти с начала разработки. Текущая среднесуточная добыча нефти и газового конденсата составляет более 60 тысяч тонн. Ожидаемая добыча нефти и газового конденсата по итогам 2014 года составит 22 миллиона тонн.

В соответствии с разработанной программой полезного использования попутного нефтяного газа в апреле 2014 года осуществлен запуск объектов внешнего транспорта газа: установки подготовки газа второй очереди, компрессорного(?) цеха № 3, газокомпрессорной станции высокого давления. С 27 апреля осуществляется коммерческая сдача в единую газотранспортную систему Газпрома. В перспективе планируется довести объем коммерческой реализации газа до 5 600 млн. куб. метров в год, и для нас вопрос монетизации газа играет все более важную роль.

В 2015 году ввод в эксплуатацию всех проектных объектов обустройства Ванкорского месторождения по сбору попутного нефтяного газа обеспечит достижение целевого уровня полезного использования попутного нефтяного газа в размере 95 процентов. На сегодня достигнутый уровень составляет 80 процентов.

Основным объектом теплоэлектроснабжения Ванкорского месторождения является газотурбинная станция с максимальной мощностью генерации электроэнергии 200 мегаватт. Годовой объем в потреблении газа данным объектом составляет 430 миллионов тонн. Текущие извлекаемые запасы всех активов категорий B, C1 и C2 на 1 января 2014 года составляют 873 миллиона тонн нефте- и газового конденсата, 570 миллиардов кубических метров газа. Оценка ресурсов по международной классификации составляет 694 миллиона тонн нефте- и газового конденсата и 158 миллиардов кубических метров газа.

Дальнейший рост добычи углеводородов планируется обеспечить за счет ввода в разработку новых месторождений Ванкорского кластера, Сузунского, Тогульского, Лодочного. Сузунское месторождение – запуск будет осуществлен в 2016 году, выход на проектный уровень добычи в 2017-м в объеме 4,5 миллиона тонн. Тогульское месторождение – запуск в 2018 году, выход на проектный уровень добычи в 2022-м в объеме 4 миллиона 900 тысяч тонн. Лодочное месторождение – запуск в 2019 году, выход на проектный уровень добычи в объеме 2 миллионов тонн в 2024-м.

Планомерное развитие новых месторождений Ванкорского кластера окажет существенное влияние на положительную динамику развития предприятия и социальную сферу Восточной Сибири. Это создание более 700 высококвалифицированных рабочих мест, увеличение отчислений в бюджеты всех уровней.

Спасибо за внимание.

Доклад окончен.

В.ПУТИН: Спасибо Вам большое. Успехов Вам.

Игорь Иванович Сечин как раз и продолжит, наверное, с этого места.

И.СЕЧИН: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Несколько дней назад завершил свою работу Петербургский международный экономический форум, который дал возможность еще раз убедиться, что экономика России, инвестиционный климат остаются привлекательными для наших партнеров: в мероприятиях форума приняли участие более 7500 человек, из них 248 глав крупнейших иностранных и 445 глав российских компаний.

В рамках форума были подписаны 175 соглашений, 15 из которых предусматривают реализацию инвестиционных проектов на сумму свыше 400 миллиардов рублей. Это предварительные результаты развития деловых контактов между российскими компаниями-партнерами из Европы, Америки, стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Анализ текущего сотрудничества с иностранными партнерами дает основания говорить о возрастании рисков реализации наших международных проектов. По Вашему поручению, уважаемый Владимир Владимирович, мы проанализировали наше сегодняшнее положение с тем, чтобы отметить наиболее актуальные моменты в развитии топливно-энергетического комплекса и внести необходимые корректировки в связи с ситуацией на мировых рынках.

Такими приоритетами должны стать: развитие внутреннего рынка, прежде всего в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, а также диверсификация наших экспортных поставок в сторону развивающихся рынков Азиатско-Тихоокеанского региона. Нефтяные компании уже проводят работу по развитию собственных компетенций, что должно привести к снижению зависимости от услуг иностранных контрагентов, в том числе в отношении нефтепромысловых услуг.

Следует также отметить возможные финансовые риски, ограничение по доступу к рынкам капитала. Мы не исключаем также и возможности манипулирования, а также осуществление других целенаправленных и скоординированных действий с целью добиться снижения цен на нефть в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Однако, как нам видится, указанные действия не будут иметь долгосрочный характер, в том числе по причине высокой зависимости бюджетов стран-производителей нефти от мировых цен на нефть.

Например, бюджет Саудовской Аравии, поставками нефти из которой могут быть частично замещены поставки российской нефти в Европу, рассчитан исходя из цен на нефть в размере 98 долларов за баррель. И все же, опираясь на реалии и новые возможности, мы исходим из предпосылок, что для того чтобы повысить устойчивость российской экономики к внешним воздействиям, необходима ее диверсификация с упором на раскрытие возможностей внутреннего потребления, развитие смежных отраслей, выхода на новые перспективные рынки сбыта.

Прежде всего нам необходимо обеспечить развитие ТЭКа на востоке страны, создать в этом регионе новый крупный центр нефте- и газодобычи, сформировать надежную ресурсную базу на десятилетия вперед. В этой связи принятие решения об ускоренном распределении участков недр – очевидный шаг для развития экономики Восточной Сибири и Дальнего Востока. В рамках работы по деофшоризации нашей экономики можно было бы предусмотреть возможность распределения новых участков недр только организациям, мажоритарные акционеры которых являются российскими юридическими или физическими лицами.

Развитие ресурсной базы в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке позволит нашей стране и нашим компаниям существенно увеличить долю на новых растущих рынках, в первую очередь на рынках стран АТР, где продолжается ускоренный рост спроса на импорт нефти и газа, а также на продукты их переработки. В дополнение к нашим внутренним потребностям это создаст важный стимул развития восточных регионов страны и позволит эффективно реализовывать нефть восточносибирских и шельфовых месторождений. По прогнозам, к 2030 году Россия может увеличить объем поставок в АТР более чем в два раза по сравнению с текущим уровнем.

Одним из основных сдерживающих факторов ускорения деятельности на восточном направлении является уровень тарифов естественных монополий. С 2010 года тарифы на транспортировку нефти в восточном направлении выросли на 27 процентов. В этой связи особое значение для реализации предлагаемых мер имеет вопрос проработки экономически обоснованных транспортных тарифов для Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Важным вопросом в реализации планов по ускоренному развитию добычи нефти в Восточной Сибири является расширение и развитие ВСТО. Реализацию этого назревшего инфраструктурного проекта можно было бы осуществить на условиях как проектного финансирования, в том числе с привлечением финансовых накоплений пенсионных фондов как государственных, так и негосударственных, а также самих нефтяных компаний, заинтересованных в разработке восточно-сибирских месторождений.

Восточная Сибирь и Дальний Восток имеют не только значительный нефтяной, но и газовый потенциал. Помимо Чаяндинского и Ковыктинского месторождений в периметре «Газпрома», серьезные планы по наращиванию добычи газа есть и у нефтяных компаний. По оценкам экспертов, потенциал добычи газа на месторождениях этого региона, действующих и перспективных, может составить до 200 миллиардов кубических метров в год. Очевидно, что мы должны продавать на рынке этот газ. Если у нефтегазовых компаний будет возможность войти на экономически обоснованных условиях в газотранспортную систему, которую создает «Газпром», это оптимизирует инвестиции.

Мы также просим рассмотреть возможность предоставления независимым производителям газа возможности экспорта газа с новых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока. Это вопрос, конечно, дискуссионный, но такая мера будет являться дополнительным стимулом развития всего региона.

В настоящее время в государственных органах, отраслевых и экспертных сообществах идет активное обсуждение предложений Минфина России о проведении так называемого большого налогового маневра. Кажущееся упрощение налоговой системы отрасли, по мнению Министерства финансов, должно сохранить безубыточность нефтяного сектора и решить текущие бюджетные потребности за счет потребителей всех стран Таможенного союза.

При этом не принимается во внимание, что эти предложения создают дестимулирующий эффект в добыче и напрямую противоречат задачам по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока. Например, предложенные изменения существенно ухудшат экономику разработки ряда новых крупных проектов, таких как Юрубчено-Тохомское месторождение, Куюмбинское, имени Филановского, имени Лисовского с общим годовым объемом добычи до 20 миллионов тонн после 2020 года.

Последствием проведения налогового маневра будет также замораживание ряда новых проектов нефтехимии и переработки на Дальнем Востоке. Под серьезными рисками реализация ВНХК [«Восточной нефтехимической компании»], модернизация Ангарского завода полимеров. Произойдет общее снижение инвестиционной привлекательности отрасли и инвестиционного климата в целом для российских и иностранных инвесторов из-за изменения правил игры.

Хотелось бы обратить особое внимание на фундаментальное противоречие предложенных ситуативных налоговых решений с инвестиционным профилем нашей отрасли. Проекты в нефтегазовой и нефтяной сферах, как правило, реализуются в течение 30–50 лет. Для принятия инвестиционных решений на такой срок и для привлечения финансирования на долгосрочной основе требуются стабильность, прежде всего, и предсказуемость, особенно налоговой системы.

Необходимо учитывать, что долгосрочный характер деятельности нефтегазовой отрасли, наличие инвестиционных планов и долгосрочных контрактов позволяют существенным образом как обеспечить предсказуемость бюджетных поступлений, так и гарантировать мультипликативный эффект для экономики. Приведу несколько примеров в этой связи.

В ходе Вашего недавнего визита в Китай, уважаемый Владимир Владимирович, «Газпром» заключил контракт на поставку газа на 30 лет, что уже в среднесрочной перспективе обеспечит объем инвестиций свыше 50 миллиардов долларов. Общий объем инвестиций компании «Роснефть» в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке в связи с новыми долгосрочными контрактами на поставки в страны АТР составит 3 триллиона рублей, а планируемые вложения в освоение Арктического шельфа составят около 400 миллиардов долларов – только за первые 20 лет. В целом инвестиции нефтяной отрасли, включая добычу, переработку и транспортировку нефти, на период 2010–2014 годы составили уже более 5 триллионов рублей. Для гарантирования данных вложений и обеспечения соответствующего мультипликативного эффекта необходим, конечно, стабильный фискальный режим.

Приведу еще один недавний пример. Казалось бы, новое законодательство по налогообложению шельфовых проектов создает беспрецедентные стимулы для развития. Тем не менее участники консорциума по разработке «Сахалина-1» предпочитают использовать существующий режим СРП, поскольку он защищен законом, гарантирует стабильную экономику проектов и не подвержен постоянным изменениям по примеру предлагаемого маневра.

Предлагается проработать более взвешенные параметры модификации налоговой системы, обеспечить универсализацию налогообложения нефтяной и газовой отраслей, а также других секторов экономики, где уровень бюджетных выплат по отношению к выручке во много раз ниже. Существующие диспропорции, негативно влияющие на бюджетную ситуацию, представлены на этом слайде.

Помимо этого, нужно провести инвентаризацию несистемных льгот, по нашему мнению, предоставленных отдельным проектам, и при необходимости оформить их законодательным образом. Эти меры позволят не только решить текущие бюджетные вопросы, но и обеспечит стабильность налогового режима, необходимого для продолжения развития нефтегазовой отрасли в реализации приоритетных проектов в стране.

Многоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! По нашему мнению, всесторонняя проработка и последующий выход на реализацию этих мер, важнейшими из которых являются обеспечение налоговой стабильности и развитие инфраструктуры Восточной Сибири и Дальнего Востока, позволят перейти от реагирования на сиюминутные вызовы к выстраиванию долгосрочной стратегии в сфере ТЭК, направленной на диверсификацию экономики страны в целом. Это позволит повысить инвестиционную привлекательность страны в целом, ее устойчивость к негативным последствиям нестабильности мировой экономики и иным внешним воздействиям.

Спасибо большое за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Александр Валентинович Новак.

А.НОВАК: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Предложения, которые сейчас были озвучены по диверсификации развития ТЭК, Министерством энергетики поддерживается, они направлены на повышение устойчивости отраслей ТЭК, создают возможность по диверсификации. Более того, по многим из них Правительством уже ведется работа, и в частности в части расширения системы ВСТО.

Недавно на совещании у Председателя Правительства было принято решение при рассмотрении инвестиционной программы компании «Транснефть» о расширении мощности трубопровода ВСТО до 80 миллионов тонн и с 30 до 50 миллионов тонн по направлению Козьмино. Работают также созданные рабочие группы по развитию биржевой торговли нефтью и газом и формированию маркерного сорта российской нефти.

Хотел бы в своем докладе дополнительно остановиться на некоторых аспектах, касающихся диверсификации развития ТЭК. Главный внешний вызов для энергетики заключается сегодня в кардинальном ужесточении конкуренции на внешних энергетических рынках. Сегодня уже идет упорная конкурентная борьба за удержание и наращивание доли на ключевых традиционных европейских и новых азиатско-тихоокеанских энергетических рынках.

Если посмотреть на энергетические стратегии развитых стран мира, можно заметить, что они нацелены на значительный рост энергоэффективности, на самообеспечение энергоресурсами, диверсификацию структуры топливно-энергетического баланса многих стран, об этом они заявляют прямо, за счет развития возобновляемых источников энергии, добычи нетрадиционных углеводородов.

А для экспортеров топливно-энергетических ресурсов – задача стоит перед ними на наращивание объемов экспорта и выход на новые географические продуктовые рынки. В случае последовательной реализации этих стратегий внешние риски для России существенно возрастут как на западном направлении, так и на восточном.

Особое внимание также следует обратить на внутренние условия функционирования топливно-энергетического комплекса. Мировой финансово-экономический кризис привел к среднесрочному замедлению темпов роста экономики России. Кроме этого, продолжаются структурные изменения, я имею в виду опережающее развитие малоэнергоемких секторов, таких как машиностроение, легкая и пищевая промышленность. Происходит общее снижение энергоемкости экономики. А, по сути дела, это и есть центральная задача энергетической политики, без решения которой энергетический сектор будет сдерживать социально-экономическое развитие страны.

Рост потребления первичной энергии в среднесрочной перспективе в ближайшие 20 лет будет в 6 раз меньше темпов роста экономики. До 2035 года, по прогнозу, рост экономики составит 2,5 раза, рост энергопотребления – всего на 25–27 процентов. При этом опережающими темпами будут расти спрос на газ, электроэнергию и моторные топлива.

Существенно повысится энерговооруженность труда, а в структуре топливно-энергетического баланса произойдут следующие изменения в ближайшие 20 лет: доля нефти и конденсата уменьшится с 39 процентов до 32 в производстве топливно-энергетических ресурсов; доля природного и попутного газа увеличится с 41 процента до 47, и твердое топливо сохранит свою долю – 11–12 процентов.

При этом, учитывая все вышесказанное, на существенное внутреннее увеличение спроса ТЭКу, конечно же, рассчитывать в среднесрочной перспективе не приходится. Поэтому главный внутренний вызов состоит в необходимости глубокой, всесторонней модернизации ТЭКа России и преодолении высокой износа значительной части инфраструктуры, производственных фондов, повышении и производстве энергоносителей с высокой добавленной стоимостью, в первую очередь, это светлые нефтепродукты, газомоторное топливо, продукция нефте- и газохимии.

Проводимая энергетическая политика уже частично отвечает на эти вызовы. В частности, проводится диверсификация направления экспорта энергоресурсов с упором на поставки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Фактически по всем сферам энергетики: это и газовая, и нефтяная, и угольная отрасли, и электроэнергетика наращиваются объемы, заключаются крупные контракты, строится инфраструктура.

Стимулируются новые энергетические проекты в структурно малоосвоенных регионах Севера, Восточной Сибири и Дальнего Востока; ведется строительство новых мощностей нефте- и газохимии, а также заводов СПГ; ведется формирование внутреннего рынка энергоресурсов и энергоуслуг.

На региональном уровне ведется политика по использованию местных энергетических ресурсов для снижения диспропорции в структуре потребления энергоресурсов и в энергообеспечении различных регионов. Ну и, конечно, особое внимание уделяется повышения энергоэффективности.

Несмотря на все перечисленные действия, имеющие, безусловно, положительный эффект для диверсификации отрасли, считаю, что на данном этапе центральной задачей является восстановление инновационного цикла в ТЭКе, фундаментальные исследования, прикладные исследования, опытно-конструкторские разработки, головные образцы, производство.

Для преодоления указанных проблем требуется выявление критических технологий в топливно-энергетическом комплексе, государственное финансирование фундаментальной и прикладной науки в энергетической сфере, разработка банков данных и справочников наилучших, доступных технологий.

Еще раз предлагаю рассмотреть возможность стимулирования компаний на первоначальный период освоения отечественных образцов новой техники и технологий, возможность введения стимулирующего налогообложения для производственных, инжиниринговых проектных компаний, внедряющих передовые технологии в энергетике. Сейчас Правительством дано поручение откорректировать все государственные программы, в том числе по энергоэффективности.

Центральной задачей является также восстановление инновационного процесса, и особого внимания требует решение проблемы импортозамещения, так как в настоящее время в целом ряде сегментов российский ТЭК сильно зависит от иностранных технологий, оборудования, комплектующих и материалов. Могу сказать, что по анализу, который был проведен Минэнерго и Минпромом, около 60 процентов оборудования, приобретаемого и используемого сегодня в угледобыче, это импортное оборудование, в нефтегазовой отрасли это 24–25 процентов.

Наиболее уязвимыми остаются позиции по производству катализаторов и реакторов гидрокрекинга, систем телекоммуникаций, программ 3D-моделирования, высока доля импортных комплектующих в современных газотурбинных установках. Сегодня у нас газотурбинные установки фактически свыше 50 мегаватт производятся только на иностранном производстве.

При этом надо учитывать, конечно, что полностью закрыть доступ к особо важным компонентам производства в сфере ТЭК в современном мире невозможно. Но еще более важно создать систему государственной поддержки производства на территории Российской Федерации критически важных компонентов и оборудования в интересах импортозамещения.

Требуется государственная поддержка импорта ключевых комплексных технологий с обязательствами по их локализации, покупки зарубежных активов технологических доноров, формирование ключевых технологических альянсов российских промышленных компаний с лидирующими мировыми игроками. И важнейшим направлением является развитие специализированных инжиниринговых компаний в сфере создания объектов ТЭК и выращивания российских энергосервисных компаний.

Еще одним важным направлением развития ТЭК считаю необходимость формирования целостной и гибкой институциональной системы в энергетическом секторе.

Первое – это формирование стабильной модели эффективных внутренних энергетических рынков с низкой степенью монополизации, высоким уровнем конкуренции, развитыми внутренними механизмами ценообразования.

Отдельное направление – формирование общих рынков энергоносителей Евразийского экономического союза с общими принципами регулирования, обеспечивающими свободное движение энерогоносителей, технологий и инвестиций.

И третье – это формирование стабильной системы налогообложения в топливно-энергетическом комплексе, максимизирующей долгосрочный экономический эффект от работы ТЭК.

Эти задачи должны быть конкретизированы применительно к отдельным отраслям. В частности, в нефтяной отрасли, на мой взгляд, давно назрел переход к налогу на добавочный доход, так называемый налог на финансовый результат. Его применение позволит отказаться от действующей системы временных льгот и поможет решить некоторые вопросы импортозамещения, расширение ресурсной базы, строительство инфраструктуры, применение комплексных технологий добычи. При переходе на налогообложение ни от объема выручки, а от финансового результата экономически извлекаемые запасы могут быть увеличены на 4–5 миллиардов тонн.

Конечно, переход должен быть не таким, чтобы нарушить бюджетную целостность и стабильность. Поэтому мы предлагаем на первом этапе осуществить пилотные проекты для территориально ограниченного круга месторождений. В последующем действия налогового режима можно оценить и распространить на всю отрасль. Сейчас важно было бы пилотно попробовать администрирование.

В настоящее время Минэнерго разработана концепция законопроекта о введении обложения финансового результата при добыче нефти в рамках пилотных проектов, установление для таких проектов повышенной ставки налога на прибыль вместо уплаты НДПИ. С учетом долгосрочно-инвестиционного цикла в нефтегазовой отрасли и капиталоемкости реализуемых проектов реализация концепции налога на финансовый результат позволит создать резерв прочности бюджетной системы на долгосрочную перспективу за счет общего увеличения производства углеводородов и мультипликативного эффекта от инвестиций.

Важный аспект развития ТЭК и повышения его экономической эффективности – это развитие нефтегазохимии. Оно позволит нам уже в ближайшее время отказаться от импорта базовых полимеров, полипропилена и полиэтилена к 2017 году. Важно заметить, что для импортозамещения и увеличения экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью необходимо активно применять кластерный подход к формированию центров по глубокой переработке углеводородов с обеспечением для малых и средних компаний доступа к получаемым на ранних стадиях передела полупродуктов с целью расширения выпуска малотоннажной, наукоемкой химической продукции более высоких стадий передела.

Еще одна задача в рамках энергетической политики – это стабильное отношение с традиционными потребителями российских энергоресурсов и формирование столько же устойчивых отношений на новых энергетических рынках. Для преодоления кризиса во взаимоотношениях с европейскими потребителями природного газа необходима адаптация контрактной системы к современным тенденциям развития рынка с учетом интересов России.

Магистральный путь адаптации – это увеличение гибкости долгосрочных контрактов без разрушения их базовых принципов. На восточном направлении необходимо развивать и достигнутые договоренности с Китаем, и систему взаимоотношений с азиатскими потребителями. Наконец, стратегической задачей является защита интересов России в формирующейся системе регулирования мировых энергетических рынков, чтобы были защищены не только интересы безопасности потребителей, но и обеспечены гарантии окупаемости вложений в крупные инфраструктурные и энергетические проекты производителей, а также была обеспечена безопасность транзита энергоресурсов.

Уважаемый Владимир Владимирович! У нас есть предложения в проект решения, в том числе в целях снижения импортозависимости мы предлагаем поручить Правительству разработать программу по производству катализаторов, присадок, ключевых компонентов оборудования для нефте- газодобычи, переработки и производства СПГ и транспортировки углеводородов, а также компонентов газотурбинных установок.

Второе, необходимо также разработать проекты нормативно-правовых актов, обязывающих все компании, обеспечивающие сервис и удаленный мониторинг технического состояния ГТУ, локализовать программно-аппаратные комплексы удаленного мониторинга и специализированные центры обработки данных на территории Российской Федерации или задействовать уже существующие.

Реализация перечисленных задач позволит не только сохранить роль и место российского ТЭК на мировых энергетических рынках, но и придать ему новое качество инновационной экономики. Спасибо.

В.ПУТИН: Александр Валентинович, налог на финансовый результат, его насколько можно администрировать? Финансовый результат – это же не тонна, это такая очень подвижная вещь. Здесь сидят люди очень опытные, а у них работают такие хорошие специалисты, что не чета нам с вами, во всяком случае, мне точно. Я даже не пойму, что они там будут рассказывать, и финансовый результат будет минимальный все время, и налогооблагаемая база ничтожна.

А.НОВАК: Владимир Владимирович, есть такие риски, безусловно, поэтому мы предлагаем сначала сделать пилотные проекты и проработать на базе нескольких проектов именно администрирование этих налогов, и потом принимать решение уже о переходе.

В.ПУТИН: Пилотный проект удастся, не сомневаюсь, а вот что будет дальше, непонятно.

А.НОВАК: На самом деле практика ведь существует во всем мире, и во всем мире стимулируют добычу именно таким налогообложением. У нас что сегодня получается физически? Когда мы от выручки берем, у нас огромное количество залежей месторождений не попадает в зону эффективной разработки в результате, и мы не имеем возможности вовлекать новые объемы добычи.

Снимаются только самые сливки при такой системе налогообложения. Это действует на сегодняшний день в таких странах, как Норвегия, как Великобритания. Во многих странах администрирование работает. Нам нужно просто научиться это делать.

В.ПУТИН: Ладно. Давайте еще поговорим. Спасибо.

Сергей Иванович Кудряшов. Теперь по газу.

Пожалуйста.

С.КУДРЯШОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Ценообразование на внутреннем рынке газа оказывает существенное влияние как на развитие газовой отрасли, так и на всю экономику Российской Федерации в целом. При подготовке к Комиссии этот вопрос активно обсуждался как в Администрации Президента, так и в Правительстве, и Министерстве энергетики.

На сегодняшний день в газовой отрасли существуют две принципиальные развилки. Первая – это выбор принципов ценообразования для внутреннего рынка газа. Второй развилкой является выбор оптимальной модели рынка и его развитие.

Анализ позиций, представленных в Комиссию, в ведомстве Экспертного сообщества показывает, что единой позиции на сегодняшний день по их решению нет. Чтобы понять, почему мы пришли к ним, необходимо кратко оценить эволюцию ценообразования на нашем рынке газа.

В истории формирования внутренних цен на газ можно выделить три этапа. Первый этап – это с 1991 года по 2001-й – это период сдерживания цен, направленных на сохранение социальной стабильности, конкурентоспособности российской промышленности.

Основные характеристики этого периода: многократное отставание внутренних цен от мировых, низкие цены, приводящие к убыточности поставок газа на внутренний рынок, и полное нарушение пропорций межтопливной конкуренции.

Единственным игроком, способным функционировать на этом рынке, был «Газпром» за счет компенсации убытков внутреннего рынка эффективностью с экспортом. А далее, с 2002 года, Правительство Российской Федерации приняло решение об опережающем росте цен на газ, причем с 2007 года была поставлена задача обеспечения поэтапного перехода к ценам равнодоходности с европейскими рынками.

Результат за последние 10 лет. Цены на газ для промышленности увеличились более чем в 5 раз, и внутренний рынок газа вышел на положительную рентабельность где-то в 2009 году. Это в свою очередь стало стимулом для развития независимых производителей газа. В 2013 году их доля в общей добыче газа уже достигла 26 процентов.

Благодаря этому, а также запуску Бованенковского месторождения на сегодняшний день создан существенный профицит газа. К примеру, в 2013 году Газпром увеличил экспорт газа в Европу почти на 20 миллиардов беспроблемно. Изменилась структура участников рынка в цепочке: добыча – транспорт – ГРО – сбыт. Независимые производители уже представлены в трех сегментах: добыча, а в ряде регионов ГРО и сбыт, где берут на себя обслуживание всех категорий потребителей, в том числе и проблемных.

С 2012 года начался третий этап, в рамках которого при формировании цены внутреннего рынка опираемся на модифицированный принцип равнодоходности с европейским рынком (это около 70 процентов) и ограничение роста цен на газ прогнозным уровнем инфляции. Является ли сейчас актуальной задача привязки к цене европейского рынка?

Во-первых, сегодня нет глобального рынка газа, как, например, с нефтью, а существуют три зарубежных мегарынка: США, Европе, АТР с абсолютно разными ценовыми параметрами, обеспеченностью и динамикой потребления энергоресурсов.

Во-вторых, уровень экспертного европейского ценового паритета на сегодняшний день объективно слишком высок для российских потребителей. И с позиции глобальной конкуренции низкие цены на газ и электроэнергию уже не являются конкурентным преимуществом нашей экономики по отношению к США и Китаю.

Сегодня Правительство Российской Федерации больше ориентируется на инфляцию при установлении внутренних цен на газ, и привязка к европейской цене с применением коэффициентов 0,58, 0,57 и даже 0,7, это, по сути, и в принципе является фикцией.

В этой связи считаем, что нам нужно отказаться от принципа достижения равнодоходности только с европейским рынком. Мы должны найти новые ценовые ориентиры, исходя из внутренних потребностей экономики страны и конкуренции с другими рынками. При этом формула «цена на инфляцию» решает успешно текущие задачи.

Во-первых, она обеспечивает рентабельность газовых компаний, во-вторых, она доступна для промышленности и населения. Но если смотреть в будущее, данный подход не отвечает на два серьезных вопроса.

Первый – не обеспечивает окупаемость расходов на освоение новых регионов добычи, это Восточная Сибирь и Дальний Восток, а также не стимулирует повышение уровня энергоэффективности, в первую очередь в электрогенерации в России.

Мы уже сегодня видим, что, имея цены на газ ниже, чем в США и Китае, наша промышленность приобретает электроэнергию по ценам, сопоставимым и даже выше. В этой связи применяемый подход по ограничению цены уровнем инфляции все-таки является временной мерой, поэтому новый внутренний ориентир должен не только успешно решать текущие задачи, но и отвечать долгосрочным целям и приводить в будущем к стабильным ценам на энергоресурсы, в первую очередь на электроэнергию, создавая стабильные конкурентные преимущества для экономики Российской Федерации.

Теперь давайте обсудим вторую развилку, какая должна быть целевая модель газового рынка. На текущий момент российский рынок газа разбалансирован и большой удовлетворенности от этого нет ни у кого: ни у «Газпрома», ни у независимых производителей. Соотношение регулируемых цен и транспортных тарифов таково, что доходность поставок в разные регионы резко отличается. У нас есть регионы с рентабельностью больше 20 процентов, а есть регионы с отрицательной рентабельностью, где сегодня функционирует лишь один «Газпром».

Тарифы на транспортировку газа для «Газпрома» ниже, чем для независимых производителей сегодня приблизительно на 15 процентов. Газоснабжение населения происходит с элементами перекрестного субсидирования с промышленными потребителями. В регионах своего присутствия независимые производители сегодня имеют возможность демпинговать по сравнению с ценами ФСТ, а «Газпром» ограничен нижней границей цены.

В результате сегодня «Газпром» теряет премиальные регионы и платежеспособные рынки потребителей. Поэтому предложение «Газпрома» развязать им руки, дав возможность давать скидки к цене ФСТ, конечно, усилит его позицию на премиальных рынках. Но и, наверное, как следствие произойдет определенное падение цены у ряда крупных потребителей. Это, конечно, плюс.

Но при этом независимые участники рынка объективно говорят, что предложение «Газпрома», учитывая его преимущество в виде маржинальных поставок газа на экспорт, все-таки создает высокие риски снижения их рентабельности, сокращения их объемов поставок и, как возможно, высокие риски торможения развития отрасли в целом. Фактически вернет нас к монопольной структуре рынка 90-х годов, разрушив все достижения по формированию конкурентной среды.

Продолжение следует.

Астра Новости